Меню

Деньги против леса. Как в Бурятии жители, чиновники и китайцы делят тайгу…

Деньги против леса

Власти республики и местные жители не могут договориться о проектах китайского бизнеса в районе Байкала: первые мечтают об иностранных инвестициях, а вторые требуют оставить в покое их священные места.

Жители небольшого города Закаменска в Бурятии гордятся, что их считают символом народного единства и сопротивления. Повод для этого есть: они провели серию стихийных собраний в родном городе и около здания республиканского правительства в Улан-Удэ. Так закаменцы воевали с китайской бизнес-экспансией в их краях: компания из Поднебесной собралась делать тут многомиллиардный проект по переработке леса. Теперь перспективы китайцев выглядят туманными.

Райцентр Закаменск с населением 11 тысяч человек находится в приграничной с Монголией зоне, в 400 км от столицы Бурятии. История города тесно связана с месторождениями вольфрама и молибдена в Джидинском рудном узле. В советские времена город процветал: работал вольфрам-молибденовый комбинат, мясокомбинат, пивной завод. В лихие 90-е все крупные предприятия закрылись, после чего город накрыла безработица, начался массовый отток населения в Улан-Удэ, Иркутск, другие регионы. Те, кто остался в Закаменске, во многом выживают за счёт леса, который окружает городок со всех сторон, и животноводства.

Фото: © L!FE

Фото: © L!FE

— Мы этим лесом питаемся, лес нас кормит. Орех в самый урожайный момент даёт столько денег, что на год можно обеспечить семью. Люди добывают орех, продают его и имеют возможность купить даже квартиру, машину. В лесу у нас растёт черемша, грибы, целые плантации из земляники, смородины и других ягод. В 90-е годы, когда жители в Закаменске вынуждены были есть комбикорм от голода, только тайга нас спасла. Теперь мы в долгу перед ней, — кивает в сторону леса местный житель Аркадий Яндонов.

Угроза из Поднебесной

В микрорайоне Тальцы города Улан-Удэ ведётся строительство деревообрабатывающего завода "МНТК-Дженькей". Фото: © L!FE

В микрорайоне Тальцы города Улан-Удэ ведётся строительство деревообрабатывающего завода «МНТК-Дженькей». Фото: © L!FE

Спокойная жизнь закаменцев закончилась весной этого года, когда по городу поползли зловещие слухи: тайга вокруг Закаменска продана китайцам на 49 лет. Люди поднимали знакомства в больших кабинетах в Улан-Удэ, чтобы прояснить ситуацию. Слухи подтвердились.

Знающие люди рассказали, что ещё в сентябре 2017 года на участке площадью в 30 гектаров в Улан-Удэ российско-китайская компания «МТК-Дженькей» начала строить лесоперерабатывающий завод. Инвесторы из Поднебесной уже вложили в своё детище 22 миллиона рублей. Для завода купили деревообрабатывающее оборудование. На территории также будут перерабатывать древесные отходы. А вот лес хотят поставлять из Закаменского и Еравнинского районов.

Договорённость о сотрудничестве Бурятии с инвесторами из Поднебесной была достигнута ещё в прошлом году. Общая сумма инвестиций — 753 миллиона рублей. Планируется, что завод обеспечит работой 200 человек. Основный вид продукции — круглые лесоматериалы хвойных пород. Главными рынками сбыта за пределами России станут Китай, Монголия, Иран, а позже и Европа.

Союз народа и шаманов

Фото: © L!FE

Фото: © L!FE

Угроза китайской экономической экспансии сплотила жителей Закамны, которые издавна славились своим спокойным и даже аполитичным нравом и невмешательством во всякого рода интриги и смуты. Люди возмущались, что власть не только им не помогает, но и хочет лишить последнего шанса на выживание: миллионные инвестиции китайцев до Закаменска не дойдут, а вот опустошение тайги почувствует на себе каждый житель.

— Без общественных слушаний, без согласования с народом в Закаменский район уже было решено пустить технику, запустить китайцев в леса Закамны. Следующий на очереди Еравнинский район. Как отразятся эти массовые вырубки на экологии региона? Почему никто не говорит, что вырубка негативно отразится на Байкале? Ведь мы находимся в водосборной зоне священного озера, все реки Бурятии впадают в Байкал, — горячится Баясхалан Дансарунов — один из местных активистов.

У местных есть ещё одна причина для беспокойства: это сакральные места, которые люди считают святыми, называют их Обо.

— Люди верят, что здесь обитают духи этих мест, которые оберегают население. Это душа нашего района, а мы являемся её детьми. Для нас это табу, никто не имеет права трогать эти земли, будь это простой житель, чиновник или бизнесмен, — говорит Аркадий Яндонов.

В один из майских дней в центре Закаменска вспыхнул стихийный митинг. Люди заявили о том, что они категорически против уничтожения тайги. 14 мая несанкционированный митинг прошёл в Улан-Удэ около здания правительства и кабинета главы Бурятии.

Одним из его организаторов был Баясхалан Дансарунов. Несмотря на то что его самого скрутили полицейские, а впоследствии оштрафовали на 20 тысяч рублей, он ни о чём не жалеет.

Один из организаторов митинга в знак протеста против вырубки леса в Закаменском районе — Баясхалан Дансарунов. Фото: © L!FE

Один из организаторов митинга в знак протеста против вырубки леса в Закаменском районе — Баясхалан Дансарунов. Фото: © L!FE

— Перед митингом в Улан-Удэ мы долго размышляли. Я пытался подать заявку в мэрию города. Да, есть федеральный закон о митингах, но, как мне разъяснили в мэрии Улан-Удэ, в Бурятии действуют ещё некие местные поправки, по которым митинги не должны проходить на главной площади. А выступать в отдалённом парке «Юбилейный» смысла не было. Я знал, что будут аресты, задержания, штрафы. Но нам нужен был общественный резонанс, ведь дело касается не только Закаменского района, но и всей республики, — рассуждает Баясхалан.

Дело дошло до того, что люди готовы были объявить войну «китайским завоевателям».

— Если они заедут в наше родовое гнездо, может случиться непоправимое. Мы так и заявили, что если кто-то тронет землю, где жили наши предки, то мы пойдём на него войной. А что ещё остается делать? — говорит житель Закаменска Аркадий Яндонов.

Жители Закаменска хотят собрать народную дружину, чтобы патрулировать и охранять лес. Планируется объединиться с активистами из других районов республики и организовать народный контроль леса.

Фото: © L!FE

Фото: © L!FE

— Мы их сюда не запустим. Будем патрулировать, близко даже не пустим никого, — обещает пенсионерка Татьяна Ивановна Бурлакова.

Людей поддержало и духовенство: в Закаменске прошёл народный тайлаган. Десятки шаманов из разных районов республики собрались, чтобы вместе с народом помолиться за благополучие местных жителей, в том числе за то, чтобы природа Закамны осталась неприкосновенной.

— К такому отношению к природе мы относимся отрицательно, потому что свято чтим традиции наших предков, наши святые места. Мы бы не хотели, чтобы их кто-то разрушал. Это может грозить стихийными бедствиями, катастрофами. Несколько лет назад в селе Утата поработала техника на том месте, где с древних времён шаманы проводили обряды. Было повреждено священное дерево. В этот же день в селе прошёл град величиной с картошку, у всей деревни были перебиты крыши, сломано всё. Не хотелось бы повторения. Природа и мы — всё взаимосвязано, — предупреждает представитель местной религиозной организации шаманов «Тэнгэри» шаман Александр Базаров.

 

В итоге жители Закаменска и сельских поселений района решили не предоставлять в аренду «МТК-Дженькей» для заготовки древесины лесные участки на территории района. Первый замглавы города Александр Тудунов объявил людям, что решение схода является юридически обоснованным документом, нормативно-правовым актом, который прописан в российском законодательстве. Выходит, что теперь в Закамну китайцам вход закрыт.

— Мы узнали, что Ли Шубо сейчас отказался от Закаменска. Возможно, он понял, что придётся иметь дело с местными жителями и не исключены столкновения, — говорит Аркадий Яндонов.

Позицию земляков по поводу китайских инвесторов разделяют не все жители Закаменска.

— А что тут плохого? Пусть заезжают. А кто-то мешает нашим, местным, точно так же взять и построить свой бизнес? Кто мешает им самим зарабатывать деньги на нашем лесе? Если вы этого сделать не смогли, то кто виноват? Это не китайцы нас перехитрили — это мы сами не умеем работать и зарабатывать, — поясняет житель Закаменска Алексей Трифонов.

Неудобное население

Глава Республики Бурятия Алексей Цыденов. Фото: © РИА Новости / Максим Блинов

Глава Республики Бурятия Алексей Цыденов. Фото: © РИА Новости / Максим Блинов

Народное сопротивление в Закамне стало неприятным сюрпризом для властей Бурятии. В интервью местным СМИ глава республики Алексей Цыденов сначала говорил, что, мол, закаменские волнения связаны с предстоящими выборами главы района и выборами в Народный хурал. Якобы за активистами и дебоширами стоит некто, кто манипулирует сознанием народа.

Жители Закаменска были возмущены такой версией.

— Нам обидно и больно это слушать из уст главы республики. Мы ни к каким политическим группировкам не относимся. Мы простые жители. Если бы у нас были политические цели, то мы давно бы уже выдвинули своего кандидата, но, как видите, этого не было и нет. Мы таких целей не преследуем. Да и народ у нас аполитичный, наверное, в силу географической отдалённости. Для нас важна именно природа наша, родина, а не какие-то интриги, — уверяет Аркадий Яндонов.

Понять главу республики можно. Бурятия — дотационный, депрессивный регион, где показатели экономики испокон веков находятся на низком уровне. И если кто-то протягивает руку помощи и пытается помочь финансовыми вливаниями, рабочими местами, налогами и прочим, то от таких проектов, конечно, не отказываются.

Тем более если китайские бизнесмены обещают работать цивилизованно: не рубить всё подчистую, заниматься восстановлением леса и уборкой. По крайней мере гендиректор «МТК-Дженькей» Ли Шубо уже обещал, что «мы сами будем использовать лес для производства, обрабатывать его. И сами берём ответственность за восстановление лесного массива».

Фото: © L!FE

Фото: © L!FE

— Странно было бы, когда приходит инвестор и говорит: «Я хотел бы в вас вложиться», — а мы ему в ответ: «Давайте идите в другой район, поищите, там тоже неплохо». Так дела не делают, — рассуждает глава республики Алексей Цыденов. — Все эти приоритетные инвестиционные проекты, те договоры по аренде леса — они очень жёсткие, у инвестора много рисков. Если он эти договоры не будет выполнять, то он теряет инвестиции. У него гораздо больше заинтересованности делать всё правильно: чтобы лес восстанавливался, уход был. Поэтому по инвестиционным проектам таким точно переживать не стоит.

Глава республики разделяет опасения людей за священный Байкал, но говорит, что не все беды из-за инвесторов.

— Климат меняется. Последние годы были маловодные. Это не только из-за вырубки леса. Безусловно, вырубка влияет на климат, насыщение почвы влагой, пересыхают ручьи. Переживать за саму добычу леса не стоит. Стоит переживать за то, чтобы вырубка лесов осуществлялась правильно. Вырубили — восстановили. Вырубили — создали условия для молодняка, — поясняет Цыденов.

Китайский план

Фото: © L!FE

Фото: © L!FE

Верить или нет китайцам — вот ключевой вопрос жителей Бурятии. На словах всё ладно и складно, они вежливы и учтивы, обещают сделать всё, чтобы бизнес строился цивилизованно, а природа Бурятии не пострадала.

— Наша компания проводила экономические исследования в разных странах, но было принято решение вложить инвестиции в лесную промышленность в России и зарегистрировать компанию «МТК-Дженькей» в Улан-Удэ, — пояснил гендиректор компании Ли Шубо. — Мы выбрали Бурятию, потому что она является регионом с хорошими условиями для развития экономики: богатые природные ресурсы, туристическая привлекательность, расположение транспортных узлов.

Китайские бизнесмены говорят, что сам проект подразумевает жёсткие требования и обязательства. Это график инвестиций, наём рабочих, уплата налогов в бюджет России, мероприятия по охране и воспроизводству лесов.

Комментарий от компании ООО "МТК-Дженькей"

Комментарий от компании ООО «МТК-Дженькей»

— Это и строительство новых магистральных и лесовозных дорог, соблюдение противопожарных мероприятий, запрет сплошной рубки, сохранение молодого подроста, уборка территории, — считает гендиректор «МТК-Дженькей». — Проект предполагает и обязательное социально-политическое партнёрство: создание 200 рабочих мест, заключение договоров подряда с местными жителями, ИП, привлечение всех участников экономической деятельности в проект.

Бизнесмены говорят, что несоблюдение обязательств приведёт к расторжению договора аренды. Они утверждают, что заложили расходы на предотвращение загрязнения окружающей среды, лесных пожаров, снижение шума, охраны и безопасности труда, защиту и воспроизводство лесов.

— У жителей Бурятии нет причин для беспокойства и переживания по вопросам лесопользования и возможной экологической катастрофы, — подводит итог Ли Шубо.

Чужим не верим

Фото: © Pixabay

Фото: © Pixabay

В Бурятии боятся китайской экспансии и не верят в обещания бизнесменов из Поднебесной. Большая часть территории России уже отдана иностранным инвесторам, среди которых преобладают китайцы. Согласно Федеральному закону «О территориях опережающего развития», иностранцы могут арендовать и использовать площади в 16 субъектах России. Сроки аренды доходят до 70 лет с правом продления договора аренды.

Активисты из Улан-Удэ и Закаменска говорят, что они держат связь с иркутянами, забайкальцами, томичами. Там уже работают аналогичные инвестпроекты с аналогичным сроком аренды земель на 49 лет — и ничего хорошего в этом нет: выполнять свои обязательства иностранцы не считают нужным.

— Я провела своё маленькое расследование. Связалась с жителями Забайкальского края и иркутянами. В Читинской области лес был отдан в аренду вместе с частью села Амазар, то есть вместе с людьми! Более двух миллионов гектаров было отдано компании из Китая в 2016 году. Ещё два миллиона планируется отдать. Никаких лесовосстановительных работ там не ведётся. То же самое в Иркутской области. Леса отдают на 49 лет, а взамен получают голую тайгу, — уверяет уланудэнка Наталья Осеева.

Настоящая китайская экспансия происходит и на озере Байкал. И со стороны Бурятии, и в Иркутской области на берегах Байкала вырастают сотни китайских турбаз. При этом позаботиться о санитарном благополучии иностранные бизнесмены не спешат. Как итог — заражение воды в колодцах местных сёл, сливание фекалий в священное озеро. Местные жители говорят: китайские бизнесмены и туристы уже нанесли ландшафту и природе Байкала колоссальный урон.

— Базы строятся с нарушением закона. Построено более 10 роскошных гостиниц. Очистных нет. Природные горы раскапывают без разрешения. Повсюду висят вывески на китайском, в том числе и объявления: «Продаю землю на Байкале». Дошло до того, что своим туристам китайские экскурсоводы открыто говорят: «Байкал — это северное море Китая. А территория Иркутской области лишь временно принадлежит России», — жалуется жительница Листвянки Софья Бунтовская.

Выход из ситуации общественники республики видят в развитии экономики внутри региона. В том же Закаменском районе зашкаливают показатели по количеству скота на душу населения, а закаменское мясо уже давно стало своеобразным брендом района. О том, что оно самое вкусное и экологически чистое, знают все жители Бурятии. Теперь активисты спрашивают: почему бы не развить сельское хозяйство в этом забытом уголке республики? Или, например, не заняться теми же самыми дарами тайги и не начать вплотную делать бизнес на ягодах и лекарственных травах…

— Прежде чем протестовать, нужно предлагать пути решения, и мы их видим. Конечно, тут нужно много работать и изыскать бюджетные средств. Это сложнее, чем готовые инвестиции. Но ведь, наверное, неправильно, что наши чиновники говорят только о деньгах? Выгода республики не сравнится с тем ущербом экологии, который нам грозит, — уверен Баясхалан Дансарунов. — Честно говоря, смешно слышать, когда мне отвечают, что, мол, у республики нет денег. Хотя наши депутаты и чиновники вовсю катаются на элитных джипах и живут в роскошных коттеджах, имеют недвижимость, в том числе в Москве и за границей.

Как бы то ни было, в Бурятии свершилась революция: крошечный городок на самом краю света показал пример того, как простые люди могут противостоять не согласованным с ними проектам. И хотя власти республики по-прежнему утверждают, что инвестпроекту быть, жители республики уже не готовы покорно взять под козырёк.

Общественники не скрывают своей максимальной цели — не впускать китайцев на всю территорию Бурятии. И никакие слова о необходимости поднятия экономики и инвестициях людей уже не останавливают.

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

Власти республики и местные жители не могут договориться о проектах китайского бизнеса в районе Байкала: первые мечтают об иностранных инвестициях, а вторые требуют оставить в покое их священные места. Жители небольшого города Закаменска в Бурятии гордятся, что их считают символом…

Комментарии