Меню

«Гибридное послание в гибридные времена»: в Иркутске оценили сенсационное обращение президента Путина к Федеральному Собранию…

Путин

Послание президента Владимира Путина Федеральному Собранию, прозвучавшее 1 марта, оказалось настоящей сенсацией, вызвавшей мощный резонанс и неоднозначные оценки как внутри страны, так и за ее пределами. Резкие заявления о новых видах вооружений, которыми отныне обладает Россия, напомнили о временах «холодной войны» и противостоянии СССР и США. Милитаристская риторика второй части послания резко контрастировала с первой его частью, посвященной решению внутрироссийских проблем.

Впрочем, послание было необычным не только по содержанию, но и по форме (никогда раньше этот в целом рутинный посыл президента не сопровождался видеорядом). Вместо традиционного зала Кремля выступление прошло в большом Манеже.

Телеинформ обратился к наблюдателям с просьбой прокомментировать послание главы государства, прозвучавшее за 17 дней до президентских выборов.

  • Политолог и публицист Сергей Шмидт обращает внимание на «гибридность» послания и его «дальний прицел» — не столько согражданам, сколько зарубежным оппонентам:

— В российской политологии очень модным является использование определения «гибридный» применительно к политическому режиму действующей власти в России. Послание Путина я бы назвал гибридным посланием гибридного режима в гибридные времена.

В самом деле, не надо быть профессиональным аналитиком дискурсов и текстов, чтобы обратить внимание, что текст послания словно склеен из двух с половиной частей – одна часть написана либералами, другая силовиками и половинка мирными государственниками (этакими квази-социалистами). И это при том, что накануне имело место чуть ли не всеобщее ожидание, сформированное разнообразными политологами, что в послании будет уделен самый минимум внимания внешней политике, вообще будет отсутствовать милитаризм и оно станет декларацией перехода к внутренней политике, в первую очередь к задачам обеспечения экономического роста. Ожидалось, что президент перечислит внешнеполитические успехи завершающегося срока – от Крыма до сохранения у власти в Сирии президента Асада, сообщит о том, что все или почти все внешнеполитические цели достигнуты, например, что нынешняя система международных отношений перестала быть однополярной, и объявит, что теперь мы всерьез переходим к внутренней повестке. Половина послания примерно такой и получилась. Тем, кто слушал его в режиме реального времени, наверняка в какой-то момент показалось, что самым цитируемым из послания будет призыв к сокращению присутствия государства в экономике. Разумеется, в полном соответствии с традициями государственного патернализма, либеральные посылы перемежались и нейтрализовывались «государственническими» обещаниями бюджетной поддержки экономики и граждан.

Но во второй части послания, прошу прощения за уж слишком напрашивающуюся метафору, «взорвалась бомба». Точнее, «взорвалась ракета». К подробному рассказу о новейших вооружениях, усиленному мультипликацией, в которой новейшие ракеты отправлялись в направлении нашего главного спарринг-партнера по новой холодной войне, часть аудитории явно не была готова, поэтому допускаю, что некоторые поднялись, чтобы аплодировать не сидя, а стоя, не только от восторга, но и от удивления.

Конечно, был заявлен и специфический смысл новых вооружений – мол, созданы они не для войны, а для усиления позиций России в переговорном процессе с Западом. То есть ракеты послужат делу мира, а не взаимного уничтожения (как и их предшественницы, кстати, эффективно послужили тому, что холодная война так и не стала горячей). Однако, даже с учетом этого, мне кажется, что было бы уместнее объявлять о новых вооружениях уже после выигранных выборов, закреплять тем самым электоральные успехи силовым аргументом.

Острословы уже назвали эту часть посланием президента России Конгрессу США. Тем не менее, за полмесяца до выборов невозможно предположить, что в качестве адресата этой части послания не рассматривался российский избиратель. Пожалуй, я отнесу себя к тем, кто не уверен, что гипотетический российский гражданин из очереди в поликлинике имеет к власти запрос именно на новые ракеты. Поэтому не могу сказать, что до конца понимаю тех, кто предложил президенту включить это все в послание, которое заранее было объявлено программой нового президентского срока, или не стал спорить с президентом, если это было его решение. Могу примерно так реконструировать политтехнологическую логику этого. Граждане России за последние несколько лет много слышали о враждебности Запада, о санкциях, об унижениях на Олимпиаде, где нашу сборную оставили без страны, флага и герба. И поэтому даже гражданам из очереди в поликлинике будет близко и приятно, когда они узнают, что мы готовы ответить очередным врагам так, как обычно отвечали им в своей великой истории. Это только предположение. Еще раз повторю, что включение силовой части в послание лично у меня вызвало недоумение.

Путина можно понять вот в чем. Выход США из договора 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны (договор по ПРО) и создание системы противоракетной обороны в Восточной Европе воспринимается им особенно болезненно. Напомню, что президент Буш-младший сообщил Путину о выходе из договора по ПРО буквально через три месяца после того, как Путин выразил всяческое человеческое сочувствие США после терактов 11 сентября 2001 года и обеспечил американскую операцию в Афганистане совершенно реальной поддержкой. Уже в 2002 году Путин с Бушем в Москве подписали договор о сокращении наступательных потенциалов, очень выгодный для США, действительно выглядевший как серьезная уступка со стороны России, однако США не отказались от планов создания системы противоракетной обороны. Правда, все эти годы США регулярно повторяли мантру, что эта система направлена не против России, в которую в России мало кто верил за пределами кругов либеральной интеллигенции. В общем, тема ПРО — это давняя и действительно самая острая обида Путина на США в отношениях с этой страной. Видимо, более острая, чем расширение НАТО, ибо НАТО расширялось еще при Ельцине, а создание ПРО — это первый прецедент американской неблагодарности, с которым столкнулся лично Путин и который был истолкован им именно как неблагодарность. В общем, представляя характер Путина, можно предположить, что для него создание ракет, способных пробить ПРО, оставалось делом чести больше 15 лет. Вот и не удержался от того, чтобы сообщить о результатах в программной предвыборной речи.

  • Профессор права, доктор юридических наук Сергей Шишкин в первую очередь отмечает тему прорыва, которая неоднократно звучала в речи главы государства. Лидер задает параметр: нужно обеспечить переход количества в качество по всем направлениям. Это касается и социальной сферы, и экономики.

— Поэтому слово «прорывное», «прорыв», мне кажется, и будет оплодотворять следующее десятилетие. Это не перестройка, здесь должна быть достаточная контрастность, усиление, ускорение всех процессов. Это борьба за порядки: порядки преимущества, превосходства, накопления сил и т.д., — считает профессор.

Президент, отмечает он, хочет направить внутреннюю политику страны в сторону социального государства.

— Много места уделено здравоохранению, молодежи, социальной защите пожилых людей, продолжительности жизни 80+. Это все — грани социального государства, улучшение качества жизни на базе роста производительности труда. Вот основа, которая должна обеспечивать этот самый прорыв. Мне нравится, что та конституционная ценность, которую мы зафиксировали – в центре всего этого космоса прав, свобод личности, демократии мы ставим человека, а не государство, – поддерживается президентом, — говорит Сергей Шишкин.

Безусловно, по его словам, обращает на себя внимание 42-минутное выступление главы государства на милитарную тему.

— Я уже давно говорю о милитари как о новой парадигме, стилистике самоощущения государства в посткоммунистической России. И это ярко проявилось сейчас. Мне кажется, это вынужденный ответ поведению наших партнеров. Я не думаю, что в этом смысле мы копируем лидера Северной Кореи. Но когда страну, тем более такую большую, как Россия, загоняют в состояние страны-изгоя, то демонстрация военного потенциала вполне, с моей точки зрения, уместна. Война – это продолженные политики иным способом. Указания на то, что у нас есть потенциал ведения оборонных действий, мне кажется, в значительной степени должно приводить к определенному отрезвлению наших оппонентов, партнеров, — уверен доктор юридических наук.

И не зря, отмечает он, зал приветствовал стоя именно эту часть послания главы государства. Это не от того, что люди настроены воинственно, просто они почувствовали себя защищенными в своих социальных ожиданиях, считает Сергей Шишкин.

— Мы слушали не первое и не последнее послание президента, но именно это, мне кажется, произвело огромный резонанс и эффект. Своего рода это какой-то ядерный генератор в политической сфере, — говорит профессор.

Он уже ознакомился с откликами американской прессы на выступление Владимира Путина. Свою растерянность там пытаются маскировать утверждениями, что их военная доктрина учитывает такое положение вещей.

— Не думаю, что это так, — считает эксперт.

Он также обратил внимание на то, что в своем послании президент уделил внимание и Байкалу.

— Путину не надо объяснять, что такое Байкал. Он, в отличие от нас, погружался на дно озера. Он активно поднимал тематику сохранения озера в Танхое. На встрече с Сергеем Левченко они тоже обсуждали Байкал. Теперь он говорит о Байкале в послании. Это свидетельствует о том, что тема экологии, несмотря на то, что Год экологии уже прошел, остается в центре внимания. Умы России ищут оптимум на берегах Байкала для того, чтобы сохранить мировой колодец в чистоте, — резюмировал Сергей Шишкин.

  • А вот политолог, главный редактор газеты «Байкальские вести» Юрий Пронин наоборот не аплодирует посланию президента. На него произвело негативное впечатление 42- минутное выступление главы государства, посвященное вооружению.

— Есть разная статистика (я не хочу оправдывать американцев), но в период президентства Обамы военные расходы США в течение семи лет подряд понемногу, но снижались. О какой гонке вооружения говорит Путин? Трамп, да. Он стал наращивать. Но это произошло недавно, — говорит эксперт.

Очень двояка, отмечает он, фраза Владимира Путина, за которую уцепились на Западе: «Россию сдержать не удалось». Большинство специалистов оборонной сферы считают, что США и Россия сдерживают друг друга как две ядерные сверхдержавы, это их взаимные функции по определению. Поэтому фраза «Россию сдержать не удалось» звучит, по меньшей мере, дестабилизирующе.

— То, что Россию сдержать не удалось – это мы в чем признаемся? Не совсем понятно мне. Мы сдерживаем их, они – нас. На этом строится стратегический баланс в мире, — рассуждает Юрий Пронин.

Уже слишком долго, по его словам, Владимир Владимирович находится во главе государства. Возможно, кто-то ждет от него свежих обещаний. Вместе с тем, политолог и не ожидал ничего особого, великолепного. Единственное, что приятно удивило, — цель, которая поставлена, верна: Россия не должна отставать в век высоких технологий, отставание – наш главный враг. Но дальнейшее (как этого добиться) – неубедительно.

— С этим трудно поспорить, это сейчас главный вызов России. Но какие инструменты, средства, методы нужно привлекать для борьбы с этим — я не услышал. Опять общие слова-пожелания: «углубить, улучшить, увеличить, достичь». Очень хороша мысль увеличить численность среднего класса. Но ведь он уменьшается в силу того, что доходы населения падают. При этом Путин говорит о росте доходов за последние шесть лет. А у нас, для справки, последние четыре года доходы падают. Это данные Росстата. Где тот механизм, при помощи которого ситуация будет переломлена? — говорит главный редактор «Байкальских вестей».

Пространственное развитие России, отмечает он, — хорошая идея. Но этого недостаточно, чтобы сделать средний класс массовым. Тут нужны совершенно другие механизмы, о которых Юрий Пронин ничего не услышал.

Итог послания, считает он, таков: кто поддерживал Владимира Владимировича, тот останется при своем мнении. Глава государства не потерял своих сторонников. А кто не поддерживал, тот свою позицию после этого тоже не изменил. В этом плане президент не прибавил голосов, но все равно выиграет выборы, считает эксперт.

  • Кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУДмитрий Козлов считает послание президента впечатляющим. Интересен был сам формат выступления.

— Это стало как традиционным посланием, так и заделом на будущее. Получилось два в одном. Значительная часть послания была посвящена целям на ближайшее будущее: борьба с бедностью, значительный рост валового национального продукта России, изменение самой экономической структуры, переориентация на иные экономические отрасли, борьба с сырьевой зависимостью и др. Они все сопровождались такими фразами, как «необходимо», «должны» и т.д. То есть присутствовал режим долженствования. Это заявка на будущее, и она впечатляет, — считает эксперт.

Вместе с тем, по его словам, возникает вопрос: насколько это реализуемо, подкреплено ресурсами, где эти ресурсы брать, каким образом это будет воплощаться и почему не реализовывалось раньше? Конечно, отмечает эксперт, необходимость этих действий не вызывает никаких сомнений. Обозначенное президентом можно расценивать как заявку на прорыв в будущее.

Вторая часть послания была связана уже с другой модальностью, обращает внимание кандидат исторических наук. Президент говорил не о том, что должно сделать, а том, что уже сделано. Речь идет о развитии оборонных стратегий, новых видов вооружения, коих Владимир Владимирович перечислил несколько.

— Это поражает воображение, впечатляет, тем более что выступление было подкреплено видеорядом. Такую заявку тоже можно рассматривать как прорыв, но не в социально-экономической сфере, а в области военных технологий. Эти две части в послании ярко выделяются. Иногда возникал вопрос, насколько они не противоречат друг другу. Над этим еще предстоит подумать. Время все покажет. Мы знаем, что расходы на оборону очень велики. Хотя никто не говорит, что мы не должны думать о нашей стратегической безопасности, но глобальность задач в первой части выступления вызывает вопросы о ресурсах, их распределении, — обращает внимание Дмитрий Козлов.

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

Послание президента Владимира Путина Федеральному Собранию, прозвучавшее 1 марта, оказалось настоящей сенсацией, вызвавшей мощный резонанс и неоднозначные оценки как внутри страны, так и за ее пределами. Резкие заявления о новых видах вооружений, которыми отныне обладает Россия, напомнили о временах «холодной…

Комментарии