Меню

История о потерянном времени…

За которое усть-илимчанка расплатилась собственной ногой

100 тысяч рублей в счет возмещения морального вреда взыскал Усть-Илимский горсуд в пользу жительницы поселка Железнодорожный Усть-Илимского района с городской поликлиники №2. По мнению суда, из-за дефектов медицинской помощи, оказанной поликлиникой, женщина лишилась ноги. А это значит, что женщину можно было спасти – до какого-то момента. Мы попытались разобраться, в каком же месте произошел сбой медицинской системы.

История о потерянном времени

Врач не вышел

Случилась эта трагическая история в 2017 году*. 10 января, сразу после новогодних праздников, у Тамары Петровны заболела правая нога. 17 января она обратилась в Железнодорожную врачебную амбулаторию с жалобами на боли, судороги в ноге и отечность. Фельдшер Людмила Ступакова, осмотрев женщину, направила ее на госпитализацию в хирургическое отделение Усть-Илимской городской больницы (в состав которой тогда входила и Железнодорожная амбулатория) с диагнозом «Атеросклероз нижних конечностей». Но в приемном покое горбольницы Тамаре Петровне в госпитализации отказали. Причем отказали, даже не осмотрев. Этот факт подтверждают результаты проверок, которые провели специалисты областного министерства здравоохранения и Росздравнадзора – территориального органа федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения.

– Мама умоляла: пусть врач спустится (из отделения хирургии. – авт.), посмотрит, почему нога так болит! Но врач даже не вышел, чтобы осмотреть ее, – рассказывает сын Тамары Петровны Александр.

Что же делать человеку в такой ситуации? 18 января женщина обратилась к хирургу в Усть-Илимскую городскую поликлинику №2. Там ее приняли, несмотря на то, что по системе ОМС женщина была приписана к горбольнице. Вот как дальнейшие события описывает сама Тамара Петровна в обращении в Усть-Илимскую межрайонную прокуратуру:

«После проведения осмотра мне был назначен ряд анализов. 20 января я обратилась к хирургу повторно… По результатам анализов… и осмотра мне было рекомендовано посетить врача-ревматолога. По причине отсутствия талонов мне удалось попасть к врачу-ревматологу только 30 января 2017 года. После его осмотра мне была рекомендована консультация хирурга с решением вопроса о госпитализации. В этот же день я обратилась к хирургу, после консультации которого мне был поставлен диагноз, и 31 января 2017 г. я была госпитализирована в хирургическое отделение ОГБУЗ «Усть-Илимская городская больница». 7 февраля после безуспешных попыток консервативного лечения мне была проведена ампутация правой ноги на уровне верхней трети бедра».

Так после трехнедельных мытарств женщина потеряла ногу. Она посчитала, что это вина врачей, которые отказали ей в срочной госпитализации. Она обратилась в прокуратуру с просьбой «проверить объем и правильность выполненных врачами диагностических мероприятий». Также она написала жалобу в областной минздрав и обратилась в Росздравнадзор с заявлением о недолжном оказании медицинской помощи. И, получив ответы этих ведомств, пошла с исковым заявлением в Усть-Илимский городской суд.

Неожиданный поворот

Суд дело открыл, назначил независимую медицинскую экспертизу АНО «Центр Медицинских Экспертиз». И по ходу дела привлек к судебному разбирательству еще двух фигурантов: исполняющего обязанности заведующего хирургическим отделением Усть-Илимской городской больницы, отказавшего Тамаре Петровне в госпитализации – в качестве третьего лица на стороне ответчика, а Усть-Илимскую городскую поликлинику №2 – в качестве соответчика.

Дело рассматривали почти полгода. В итоге суд признал виновником случившегося ОГБУЗ «Усть-Илимская городская поликлиника №2» – то есть то лечебное учреждение, которое приняло больную после отказа городской больницы. Это очень удивило истцов.

– А что же городская больница? Не исключено, что с мамой не случилось бы такого несчастья, если бы ее сразу положили в стационар! Многие специалисты, с которыми я консультировался, говорили, что важными могли быть самые первые 10 дней… Собственно, неоказание медицинской помощи в городской больнице и явилось поводом всех наших жалоб, а в дальнейшем и судебного разбирательства, – недоумевает сын потерпевшей Александр.

Анализы показали…

В городской поликлинике № 2 с решением суда не согласны. Как поясняет заместитель главного врача учреждения по медицинской части Ольга Асманова, на момент обращения к специалистам поликлиники признаков критической ишемии (отсутствия кровоснабжения. – авт.) правой стопы не было, соответственно, и основания для экстренной госпитализации отсутствовали. Она подробно излагает историю медобслуживания Тамары Петровны в поликлинике.

– Хирург осмотрел пациентку, зафиксировал отечность правой стопы и голени, болезненность при пальпации первого пальца и назначил диагностическое обследование. Дело в том, что на момент обращения у пациентки, инвалида II группы, было немало хронических заболеваний, подтвержденных диагнозами. Для уточнения диагноза хирург назначил ей анализы, в том числе и специфические, которые помогли бы выявить заболевание, ставшее причиной такого состояния. 20 января во время повторного приема хирург поликлиники, основываясь на результатах анализов, направил ее на консультацию и лечение к врачу-терапевту и ревматологу. Дело в том, что результаты анализов – повышенный уровень мочевой кислоты, С-реактивного белка – свидетельствовали об обострении подагры, которая была у больной последние 10 лет и от которой она принимала, с ее же слов, лекарство. А подагра – профиль терапевта и ревматолога. В этот же день Тамару Петровну осмотрел терапевт. Основываясь на данных анализов, а также клинической картине, результатах осмотра, жалобах пациентки, терапевт поставил диагноз «Подагрический артрит 1, 2 пальца правой стопы, выраженный болевой синдром». В соответствии с диагнозом терапевт назначил лечение, а также рекомендовал консультацию ревматолога. Талон на прием к этому узкому специалисту пациентка получила на 30 января, этот срок – в рамках «Территориальной программы госгарантий оказания медицинской помощи гражданам Иркутской области на 2017 г.», то есть, в рамках стандартов оказания медицинской помощи. До консультации ревматолога в течение 10 дней пациентка должна была принимать лечение, назначенное терапевтом. 30 января ревматолог, осмотрев пациентку, увидел, что улучшения нет, зафиксировал отек больной ноги, синюшность кожных покровов, волдыри, похолодание конечности. Ревматолог привлек к осмотру пациентки хирурга поликлиники. Поставив предварительный диагноз «Острый венозный тромбоз берцового сегмента справа», хирург сразу же выдал направление на госпитализацию в хирургическое отделение Усть-Илимской городской больницы.

Как видим, все вернулось на круги своя. Больную направили в медучреждение, отказавшее ей в приеме ровно две недели назад. 31 января Тамара Петровна оформилась в стационар горбольницы.

– В этот момент из Красноярска приехал я. Хирург горбольницы сообщил, что время упущено, что гангрена, что надо ампутировать – либо стопу, либо как максимум ногу ниже колена. Мы с братом оперативно консультировались с сосудистыми хирургами в областных медучреждениях, звонили в сосудистый центр в Новосибирск. Был консилиум по телефону, и там пришли к выводу, что смысла везти больную в другой город нет, время уже потеряно, – описывает развитие событий сын Александр.

Все это время в стационаре Тамаре Петровне проводили консервативное лечение, пытаясь спасти ногу. В итоге 7 февраля провели ампутацию – на уровне верхней трети бедра.

Что видно невооруженным глазом?

После решения суда вопросов, не имеющих ответов, в этой истории осталось немало. Взять хотя бы самый очевидный: почему 17 января в приемном покое горбольницы человека не осмотрели? Возможно, и не было бы отказа в госпитализации. Возможно, и ампутации бы не было. Конечно, у истории нет сослагательного наклонения, но ведь и у медиков нет права отворачиваться от пациента.

Атеросклероз сосудов – тяжелое неизлечимое системное заболевание, которое поражает все кровеносные сосуды. Просветы их покрываются атеросклеротическими бляшками. Для тромбоза достаточно одной такой бляшки, оторвавшейся от стенки сосуда. В этом случае, как говорят специалисты, на оперативное вмешательство – чтобы удалить эту бляшку – у хирургов есть не более 6 часов от начала заболевания. К сожалению, установить точно, когда у Тамары Петровны наступил тромбоз, постфактум невозможно. 10 января, когда нога у женщины заболела? Или с 10 по 17 января, пока она терпела? А может, во время лечения в поликлинике? Или при госпитализации?

Можно только догадываться. Однако кое-что проясняет тот факт, что фельдшер амбулатории сразу направила ее на госпитализацию. Вот что рассказала сама Людмила Ступакова:

– Пациентку я наблюдала два года, с 2015 по 2017, состояние ее здоровья мне было известно. В тот день, 17 января, характер жалоб пациентки и результаты визуального осмотра не оставляли мне выбора. Она жаловалась на боли в ноге, сама нога сильно отекла, а кожа начиная от кончиков пальцев и до середины голени была покрасневшая. В ноге явно шел процесс, это было видно невооруженным глазом. Сочетание этих двух состояний – сильный отек и гиперемия (покраснение) – может быть при тромбозе. В этом случае показаны срочная госпитализация, ультразвуковое исследование вен, интенсивная терапия. Естественно, что я выписала пациентке направление на госпитализацию в стационар (в Усть-Илимскую городскую больницу. – авт.). Именно на госпитализацию! Но даже если бы она не нуждалась в госпитализации, я бы все равно направила ее в стационар на обследование, в частности, на УЗИ ног в ту же городскую больницу, где жителей поселка Железнодорожный принимают узкие специалисты.

Также фельдшеру не давал покоя вопрос: почему пациентке не сделали специальное обследование УЗДГ (ультра­звуковая допплерография – современный метод обследования сосудов, в т.ч. и конечностей. – авт.) в поликлинике? Может, «поймали» бы тогда тромб, если он уже был? Но тут, оказывается, все упирается в стандарты оказания медицинской помощи. А именно: для каждого заболевания – свой объем диагностических исследований. И диагнозу «Подагра» УЗДГ не «показана». УЗИ сосудов назначают, если есть подозрения на тромбоз, если у человека хроническая венозная недостаточность… Анализы крови Тамары Петровны показали обострение подагры. Но ведь могли два заболевания – атеросклероз и подагра – обостриться одновременно? Конечно, но стандарты, а стало быть, и наша государственная медицина рассматривают людей как некие очень похожие друг на друга механизмы. Но ведь даже к машинам в автомастерской подход – индивидуальный…

Поликлиника не согласна

Точка в этой истории еще не поставлена. Как уже говорилось, в городской поликлинике №2 с решением суда не согласны. Руководство медицинского учреждения считает, что суд не в полной мере принял во внимание документы областного минздрава, свидетельские показания врачей-хирургов с большим стажем работы, сосредоточившись лишь на одном из трех заключений Росздравнадзора.

«Комиссия экспертов не выявила недостатков в оказании медицинской помощи, которые однозначно могли явиться прямой причиной наступившего «неблагоприятного» исхода (ампутации правой нижней конечности)», – указано в апелляционной жалобе. Также руководство поликлиники ссылается на заключение «Центра Медицинских Экспертиз», указывающее, что «ухудшение состояния здоровья пациентки было вызвано характером и тяжестью имевшегося у нее заболевания, поздними сроками начала лечения, сопутствующей патологией».

Чувствуется, что обескуражена решением суда и адвокат пострадавшей Кристина Фуркалюк. Комментировать решение она не стала, считая это прежде­временным.

– 5 марта будет рассматриваться апелляция городской поликлиники №2. Считаю, что говорить что-то можно будет только после этого, – сказала адвокат, отметив, что делом также заинтересовался Следственный комитет.

Действительно, как сообщается на сайте СК Иркутской области, «следственным отделом по городу Усть-Илимск Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской области организована доследственная проверка по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью)». К чему приведет эта проверка? Будут ли выявлены истинные причины несчастья, случившегося с жительницей Железнодорожного? Покажет время. Мы будем следить за развитием событий.

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

За которое усть-илимчанка расплатилась собственной ногой 100 тысяч рублей в счет возмещения морального вреда взыскал Усть-Илимский горсуд в пользу жительницы поселка Железнодорожный Усть-Илимского района с городской поликлиники №2. По мнению суда, из-за дефектов медицинской помощи, оказанной поликлиникой, женщина лишилась ноги. А…

Комментарии