Отречемся от глупых традиций: что нам пора выбросить на помойку…

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Не всякое историческое наследие заслуживает сохранения

Когда мы произносим слово «традиция», обычно это бывает «в хорошем смысле». Как бы подразумевается, что если что-то стало у народа традицией, то это непременно что-то позитивное. Мне кажется, что не все наши традиции заслуживают такого благосклонного отношения.

Отречемся от глупых традиций: что нам пора выбросить на помойку

фото: Алексей Меринов

Вот, например, одна традиция, пришедшая к нам из советского и более далекого прошлого: назойливое выяснение — чаще за глаза, но иногда и в лицо — этнического происхождения человека («Он, наверное, еврей, хотя и фамилия русская», «Его мать то ли татарка, то ли узбечка» и т.п.). Отражением этой сортировки граждан по крови стала пресловутая пятая графа советских анкет «национальность». Она была записана во внутренних паспортах советских граждан, зато отсутствовала в загранпаспортах СССР — видимо, потому, что ни одна нормальная страна не пыталась применять подобную классификацию в своих паспортах.

Слово «национальность» в других странах означает принадлежность к той или иной нации — иначе говоря, гражданство. Национальность? Француз, гражданин Франции. Американец, гражданин США. А то, что именуется «национальностью» в России по советской традиции — это этническое происхождение. Которое не имеет отношения к идентификации гражданина.

Из этой же сферы российско-советской жизни пришел целый лексический пласт русского языка, состоящий из обидных прозвищ для «инородцев» — «чурки», «чухонцы», «гансы», «укропы», «бульбаши», «зверьки» и т.д. Наверное, сохранению всех этих этнических оскорблений способствует то, что отношения России с соседними народами (да и межэтнические отношения внутри самой России) отнюдь не самые идиллические. Надо было сильно постараться, чтобы вдоль границ РФ не осталось ни одного по-настоящему дружественного государства из числа бывших «младших братьев». Среди соседей России есть или враги, или ненадежные союзники — больше никого. Тут уж на традиции все не спишешь — в 91-м году все новые страны, включая Россию, начинали с чистого листа, и отношения можно было построить совсем по-другому.

А вот фантомный бред о «русском мире», в котором якобы нет русскоязычных украинцев или русскоязычных литовцев, а есть лишь «этнически придушенные» властями русские, — это традиция. Давняя и плохая. Вот, к примеру, в Швеции никому не придет в голову считать «шведами» тех этнических шведов, которые живут в Финляндии и являются ее гражданами (они там коренное население, а шведский — второй официальный язык страны Суоми). Этих людей именуют финляндскими шведами. На вопрос «Ваша национальность?» они ответят: «Гражданин Финляндии».

В ФРГ, которая теоретически могла бы объявить себя метрополией «германского мира», подобные идеи не приходят в голову подавляющему большинству жителей страны. Германия не считает Австрию и Швейцарию своей периферией только потому, что там живут люди, говорящие на немецком языке. ФРГ не ведет исторические разборки с Данией из-за Северного Шлезвига, с Францией из-за Эльзаса и Лотарингии, с Россией из-за Восточной Пруссии. Немцы слишком хорошо помнят, к чему приводят имперские амбиции. Ни на минуту не забывать об этом — хорошая немецкая традиция, хотя и не очень давняя и оплаченная большой кровью.

На Украине, между прочим, живущие там люди русской культуры тоже в своем большинстве (это показывают опросы) считают себя отнюдь не россиянами, русскими, а украинцами — гражданами Украины. Да, очень многие из них пользуются русским языком в качестве основного, но идентифицируют они себя со своей страной — Украиной, хотя в России многие упорно не хотят в это поверить. Не верят, потому что отказываются признать Украину страной, а украинский язык — языком (отсюда пренебрежительные рассуждения о том, что «в Незалежной никто толком не говорит на мове» и т.п.). И это тоже традиция: герой романа Булгакова «Белая гвардия» поручик Мышлаевский издевался над «несуществующим» украинским языком столетие назад.

Если бы живущие в странах Балтии русскоязычные люди перестали воображать себя при содействии московской пропаганды обитателями былинного «русского мира», их взаимоотношения со своей страной, будь то Латвия или Эстония (откуда они, к слову, не спешат уехать в матушку Россию), были бы куда более гармоничными. Но с советских времен повелось: русским, живущим, в «национальных республиках», незачем осваивать местное «наречие» — пусть, мол, со мной говорят по-русски. Да и до революции из числа русских, живших среди «инородцев», было мало желающих приобщаться к местному языку и культуре. Такая вот традиция — ведем себя как гегемон.

В России полно традиций, которые давно созрели для выброса в утиль, но которые значительная часть народа воспринимает как часть культурно-исторического наследия. Отношение свысока к другим народам — соседям, «младшим братьям» — часть традиционной системы отношений между старшими и младшими, начальниками и подчиненными («Я полковник — ты дурак, ты полковник — я дурак»). Начальник тыкает, а подчиненный обращается к нему по имени-отчеству. В цивилизованных странах этого нет. Исключение — американская корпоративная среда, там как в России («Джон, зайди ко мне». — «Сию минуту, господин председатель».), но об Америке поговорим чуть позже.

Мне бы очень хотелось, чтобы Россия избавилась от этой традиции, да и от некоторых других. Негодные традиции старой, еще дореволюционной русской жизни — повальное пьянство, разборки с помощью мордобоя, домашнее насилие против женщин, отношение к ним как к неполноценным людям. Плохая давняя традиция — навязчивое, бестактное гостеприимство, когда лезут из кожи вон, чтобы накрыть стол в десять раз больше необходимого, а потом насильно пичкают гостей по принципу: «Ну не оставлять же!».

Еще одна русская традиция — коррупция. Помните, как первый демократически избранный мэр Москвы Гавриил Попов говорил, что на Руси чиновники испокон веков «кормятся с места», имея в виду, что с этим ничего не поделаешь? Век бы не видеть этой традиции — она тормозит развитие страны, ее модернизацию. Вместе с ней хотелось бы проводить на свалку истории и такие традиции, как вера в царя-батюшку, «имеющего право» назначать преемника, и отсутствие уважения к закону, который в России «как дышло». Пока живы эти традиции, страна не будет двигаться вперед, сколько ни выкрикивай лозунг «Россия, вперед!».

Не подумайте, что я критикую за негодные традиции только Россию. Россия в этом отношении не уникальна — во многих других странах народ тоже не торопится выбросить на помойку давно отжившие свой век обычаи и элементы образа жизни. Об этом нам напомнила трагедия в Лас-Вегасе, где вооруженный до зубов, причем автоматическим оружием, индивидуум отправил на тот свет более 50 человек и ранил свыше 400. Штат Невада разрешает владеть оружием без лицензии и открыто носить его. Приверженность американцев владению оружием без всякой на то необходимости (эта конституционная свобода появилась в далекие времена, когда не было ни армии, ни полиции, и защищать себя надо было самому) — традиция, от которой США всерьез не пытаются избавиться, хотя давно пора.

В Америке нет общенациональных законов о выборах, нет единых дорожных правил и водительских удостоверений — в каждом штате свои, зато есть абсурдный запрет на продажу спиртного лицам до 21 года (а в армии служить и жениться можно с 18 лет). Америка с завидным упрямством цепляется за староанглийскую систему мер и весов (мили, футы, фунты, галлоны и т.д.), от которой давно отказались и Англия, и Австралия, и Канада. Таковы традиции. Но они явно не заслуживают сохранения.

…Американский публицист Макс Бут пишет о том, как Америка при Трампе теряет одну из своих лучших традиций — интеграцию в общество людей из разных стран без дискриминации, расизма и национализма. «Я — белый, — рассказывает он. — Я — иудей. Я — американец русского происхождения». (Макс приехал из СССР в США с родителями семилетним ребенком в 1976 году.) И продолжает: «До недавнего времени я не задумывался над этими элементами моей самоидентификации — я воспринимал себя как обычного американца, без всяких оговорок». Но теперь благодаря Трампу расизм и ксенофобия, которые раньше были загнаны в самый дальний угол, вышли в главное русло американской жизни, и Бут впервые за свои 48 лет лицом к лицу столкнулся с ними — ему безнаказанно шлют антисемитские оскорбления и угрозы сторонники Трампа.

Тем временем межнациональная терпимость, интеграция разных народов в рамках одного государства — одна из самых ценных традиций, утрата которой может обернуться самыми драматическими последствиями. И для многонациональной России это столь же актуально, как и для Америки. Положим эту добрую традицию в одну корзину, для бережного сохранения, а дедовщину и домострой — в другую, на выброс.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Комментарии