«Родненькие мальчики» российской «уголовки»…

«Эх, Чикатило не дожил!»

Буквально на днях мне довелось поучаствовать в серьезном разговоре на ВГТРК о так называемом АУЕ, кто не в курсе — разрастающемся детском криминальном движении. Поводом стала очередная громкая публикация в СМИ. Однако не прошло и недели, как на том же федеральном канале в новой программе бывшего ведущего «Прямого эфира» Бориса Корчевникова на всю страну прозвучал мощный и предельно откровенный ответ на вопрос всех наивных граждан — откуда берется уголовная романтика в школах и детдомах. Похоже, романтизация преступников и публичное унижение их жертв оформляются в полноценную государственную информационную политику.

«Родненькие мальчики» российской «уголовки»

фото: youtube.com

Новая программа господина Корчевникова называется «Судьба человека», и пафосная заставка, где ведущий на фоне грандиозных пейзажей изображает то ли Шолохова, то ли Шукшина, конечно, отсылает образованных людей к одноименному, тяжелейшему по смыслу и эмоциям фильму Сергея Бондарчука. И вот в очередной программе после известных гостей «мирных профессий» возникает мошенница без страха и упрека, известнейшая «пирамидчица» Валентина Соловьева, она же — Властилина. По официальным данным, от действий этой мошенницы пострадали 16 597 человек. Вкладчики финансовой пирамиды потеряли 536,7 млрд неденоминированных рублей и 2,67 млн долларов США. Целый час ведущий со слащавой улыбочкой, прежде сопровождавшей острые половые темы его прежней передачи, под постоянные аплодисменты публики выслушивает хамский спич о торжестве криминального таланта над плебейством. В этом диалоге было все: и наши звезды с их предложениями подкупить следствие, и трогательная история ее любви. А еще было публичное унижение жертв: поверивших мошеннице и обвиняемых ею в том, что они были слишком доверчивы и не знали законов рынка. Она говорила с пожилой женщиной, которая потеряла в пирамиде все сбережения, как с быдлом. А ведущий, лишь застенчиво улыбаясь, пытался высказать сомнение.

Закончился этот бенефис не менее трогательно — восторженный Корчевников был обласкан своей гостьей. Она даже назвала его «родненьким мальчиком». В финале ведущий предложил ей возобновить свой бизнес и оставил за ней громкое последнее слово. И Властелина сказала, что у нее прекрасная судьба и она ни в чем не раскаивается. Поздравляю Владимира Соловьева, Никиту Михалкова, Марию Аронову с удивительной компанией! Какая интрига! Кто дальше? Эх, Чикатило не дожил, но ведь и других хватает, беззастенчиво глумящихся над своими жертвами и при этом глубоко верующих, как подробно поведала о себе гражданка Соловьева!

Программы и публикации о громких преступлениях и их участниках всегда и везде вызывают интерес публики. Темные стороны жизни и души позволяют пощекотать нервы, и потому успех хороших триллеров и криминальных драм никто не отменит. Но в отличие от зарубежных, да и прошлых советских образцов жанра — в чем пафос предоставления всероссийской трибуны убежденным уголовникам? Почему в нашей стране трагедия жертвы преступления — это всего лишь повод поговорить о прекрасной судьбе преступника?

Кому и зачем понадобилась эта мыльная опера про позабытую мошенницу? Помогают ей воссоздать бизнес? А Корчевникову случайно утвердили эту тему? Зачем в последние годы максимально облегчили жизни дебоширам и истязателям? А о чем вы больше слышите — о православных благотворителях и скромных служителях церкви или о псевдоправославных гопниках? Почему всяческие составители черных списков с угрозами расправы над теми, у кого иное мнение, не удостаиваются даже предупреждения со стороны компетентных органов? Убийство человека начинается с безнаказанности хама, а убийство государства — с безразличия к исполнению закона.

Проблема качества правосудия подспудно звучит во всех резонансных темах — будь то семейные отношения или права потребителей. Практически все нарушения прав граждан сегодня связаны либо с несовершенством, либо с нарушением законов. Но ни власть, ни так называемая оппозиция не спешат обратить внимание на это бревно в глазу. Нашей оппозиции не нравятся коррумпированные чиновники — тогда почему только нынешние, а не ушедшие на финансовый покой прежние? Наша власть радуется малочисленности протестных гуляний — и не замечает разгул насилия в обществе и его культ на федеральных каналах. Пока весь мир создает все больше инструментов социальной помощи пострадавшим от терактов — что предлагает своим гражданам Российское государство? Как бы помягче сказать… не бояться. А ведь тех, кто боится, по последним опросам, две трети.

Недавно Генеральная прокуратура отрапортовала о снижении преступности — за первые полгода аж на 12 процентов! Правда, с оговоркой про преступность зарегистрированную. Количество укрываемых от регистрации преступлений по-прежнему велико. Структурами государственными или общественными, на которые возложен серьезный контроль за этим, страна похвастаться не может. Доступная правовая помощь гражданам отсутствует. На ресоциализацию осужденных денег тоже нет. А может, нет и желания. Вот, например, выдающиеся отечественные правозащитники, много лет состоящие в СПЧ при всех президентах, начиная с Ельцина, уж как рапортуют о нарушениях прав заключенных, а воз и ныне там — вечная тема, как дороги и дураки.

Безмолвствуют и руководители силовых ведомств. Казалось бы, правоохранительная политика в стране должна опираться прежде всего на профилактику преступности, а не на преодоление последствий — тогда и пострадавших будет меньше, и осужденных… А разве информационная стратегия правосудия и законопослушного поведения не должна быть сильнейшим инструментом для достижения этих целей? Тогда почему бы не поставить вопрос об этом, например, на Совете безопасности? Или криминализация страны — это не содействие угрозе терроризма? Мы не политики, возразил мне недавно один из представителей силовой системы. Ну да. Если речь не заходит о корпоративных интересах.

Появление на федеральном экране Властилины и ее подельников — финансовых или информационных — знаковое событие. В страну возвращается важный признак девяностых — власть криминала, реальная, успешная и бесстрашная. В значительной части государство это уже проморгало — за разрешением своих проблем многие граждане снова обращаются, увы, не в пресловутые органы, вечно подверженные то бессмысленным реформам, то показательным посадкам. Проще сразу к авторитетным людям. А тут — как в любом, особенно отечественном, бизнесе — без пропаганды и господдержки не обойтись.

Комментарии