Меню

Синдром сверхдержавы: величие страны определяется соответствием планов и реальности…

Где та грань, что отличает самоуважение нации от завышенной самооценки

Да, очень хочется быть великими! И нам, и американцам, и, наверное, другим нациям тоже. Но если есть страны, которые это особо не афишируют, то в тех же Соединенных Штатах об этом говорят прямо. Какой там у Дональда Трампа был предвыборный слоган? Правильно: «Мы снова сделаем Америку великой!» («We will make America great again»).

Синдром сверхдержавы: величие страны определяется соответствием планов и реальности

фото: Алексей Меринов

Ну ладно США, не о них надо думать в первую очередь. А мы-то сами чего хотим? Да то же самое — быть великими, хотя никаких, подобных американскому, официальных лозунгов у нас и нет. Сегодня более двух третей наших соотечественников, по данным социологических опросов, считают Россию сверхдержавой. Например, результаты опроса «Левада-Центра» в ноябре 2017 года зафиксировали, что рекордное число респондентов — 72% — считало свою страну великой державой.

Не отстают в превозношении величия своей страны от простого народа и власти. Впрочем, почему не отстают? Опережают, без сомнения, опережают. И, в общем-то, понятно почему. Если Россия сегодня сверхдержава, это заслуга кого? Понятное дело, властей.

Неудивительно, что в последнее время применительно к России появляются даже специальные термины с приставкой «сверх ». К примеру, осенью минувшего года премьер-министр Дмитрий Медведев участвовал в заседании, посвященном обсуждению хода реализации раздела «Аграрная сверхдержава» предвыборной программы партии «Единая Россия», о чем на сайте правительства был дан отчет. А если вернуться еще на несколько лет назад, то можно вспомнить, как в верхах настойчиво говорили о том, что Россия обязательно должна стать «энергетической сверхдержавой». Можно сколько угодно развивать эту моду на конкретизацию российской сверхдержавности: космическая, ядерная, спортивная…

Таким образом, власти в 2000 х годах чутко уловили запрос народа на величие своей страны и сверхдержавность. После распада СССР, после тяжелейшего экономического спада 90 х годов прошлого столетия надо было поднимать страну «с колен», возвращать людям уверенность в том, что они живут в великой державе.

Это и делали, как могли, продолжают делать и сегодня, включив на полную мощь пропаганду государственных средств массовой информации. Боюсь вот только, что пропагандисты перестарались. И сейчас мы имеем другую проблему — завышенную самооценку.

Нет-нет, никто не говорит о том, что надо быть скромными, не высовываться и ни на что не претендовать. Заниженной самооценки быть не должно, однозначно. Самоуважение — оно должно быть обязательно. Мудрость многих народов мира говорит об этом. К примеру, есть японская пословица «сам себя не уважаешь — и другие не будут тебя уважать», а есть английская — «уважай себя, если хочешь, чтобы тебя уважали».

Но где та грань, через которую столь необходимое самоуважение переходит в завышенную самооценку? Ее трудно почувствовать. Конечно, чисто теоретически вам психологи перечислят целый ряд критериев, свидетельствующих о проблеме завышенной самооценки: уверенность в собственной непогрешимости, отсутствие какой-либо самокритики, стремление во всех бедах и неудачах обвинять других и прочее. Но это в теории, а что на практике? На практике о завышенной самооценке лучше всего может свидетельствовать несоответствие планов и намерений с тем, что происходит на самом деле.

И здесь самое время вернуться в Россию и оценить наше величие в соответствии с объективными оценками. Начнем с упомянутой выше идеи превращения России в энергетическую сверхдержаву. Сначала факты: в мировом энергобалансе вес нашей страны не увеличился. Наоборот, за последние годы даже уменьшился: по данным Международного энергетического агентства, доля России в производстве энергии сократилась с 10,5% в 2004 году до 9,7% в 2015 м. Но своей заявкой на энергетическую сверхдержавность мы простимулировали такие процессы, что лучше бы ее не было. В частности, в ответ на амбициозные заявления наших властей в странах Евросоюза заговорили о необходимости снижения энергетической зависимости от России. И одними разговорами это все, как известно, не ограничилось: диверсифицируются поставки газа на европейский рынок; принимаются решения, затрудняющие реализацию проекта «Северный поток 2» и так далее.

В США тем временем фактически случилась сланцевая революция в нефтедобыче, которую мы, убаюканные собственными надеждами на скорую энергетическую сверхдержавность, благополучно проспали. Помните все эти оценки со стороны официальных и близких к властям лиц о том, что вся эта сланцевая революция — полная ерунда? Оказалось, что совсем не ерунда, и сегодня уже мы сами вынуждены принимать меры по развитию сланцевой нефтедобычи. Но время-то упущено. И цена этого упущенного времени — многие миллиарды долларов из-за рухнувших цен на нефть в 2014–2015 годах и из-за того, что возможности сланцевой нефтедобычи если и будут реализованы в нашей стране, то с очень большой задержкой.

Теперь нам очень захотелось стать еще и аграрной сверхдержавой. Все точно рассчитали? Мы никак не можем понять, что, как только страна заявляет о намерении стать сверхдержавой в какой-либо области, так сразу же мощнейшим образом стимулирует другие страны уж если не противодействовать этому, то не способствовать точно. Что делать, конкуренция: никто не хочет, чтобы кто-либо другой доминировал. А нам это надо? Опыт с идеей энергетической сверхдержавы однозначно говорит о том, что нет.

Теперь о соответствии планов и реальности, так как именно реальная оценка того, чего вы достигли, как раз и свидетельствует о том, является ваша самооценка завышенной или нет. Очевидно, что если реальность явно хуже планов, значит, есть проблемы с самооценкой.

Возьмем близкую мне экономику. Как оценивают положение в ней власти? Еще в начале осени 2017 года мы услышали от властей такие оценки: кризис закончился, экономика набирает обороты, она вошла в новую фазу экономического роста. Давайте же посмотрим, куда она «вошла» и чего «набирает». Хотя, как свидетельствует Росстат, ВВП страны и вырос в 2017 году на 1,5% по сравнению с 2016 годом, именно осенью прошлого года экономика стала явно тормозить. В четвертом квартале 2017 го промышленность, а это ключевой вид экономической деятельности, и вовсе упала на 1,8% в годовом выражении. Это так мы «набираем обороты»? Осенью же 2017 года число банкротств в российской экономике достигло максимума начиная с 2009 года. Это тоже свидетельство какого-то ускорения? Нет, конечно. Это свидетельство лишь того, что восстановительный, коррекционный рост экономики («упал-отжался») в 2017 году закончился.

Несоответствие планов и реальности — это, без сомнения, не только явление последних лет. Вспомним пресловутую задачу удвоения ВВП, которая была поставлена в президентском послании Федеральному Собранию в мае 2003 года. Удвоение должно было произойти к 2010 году, однако не произошло: уровень выполнения задачи оказался около 60% — это провал.

В общем, фактов таких можно вспомнить множество. И это свидетельство той самой завышенной самооценки, которая появилась с осознанием того, какая мы великая сверхдержава. Я и сам уверен, что Россия действительно уникальная, великая страна. Только кричать об этом не надо. Не надо в каких бы то ни было областях, особенно в формировании политики — внутренней и внешней — исходить прежде всего из собственного величия.

И в связи с этим я обращаюсь к нашим власть имущим: очень хочется быть великими? Подтверждайте это стремление делами, а не словами. Ладно была бы завышенная самооценка только у самих властей, но теперь она передалась и большинству населения. А это уже большая проблема. Как, к примеру, таких людей мотивировать на высокопроизводительный труд? Да никак, потому что мы и так великие. Кстати, что там с задачей повышения производительности труда в 1,5 раза к 2018 году (это из «майских» указов президента 2012 года)? А никак, выполнение этой задачи также благополучно провалено.

Еще неудобный вопрос: это что за великая сверхдержава, в которой реальные располагаемые денежные доходы населения падают последние четыре года подряд: с 2014 го по 2017 й? И еще непонятно, что будет в году нынешнем…

Нет, ребята, мы совсем не такие великие, как, может быть, и хотелось бы. Принижать себя, заниматься самоуничижением мы, конечно, не будем, цену себе знаем. Однако в неформальном национальном проекте по повышению самоуважения нации власти явно перегнули палку, самооценка оказалась завышенной. С такой самооценкой очень трудно будет двигаться вперед, потому что поставленные цели не достигаются, а во всех неудачах виноват кто угодно, только не мы, великие. Скромнее надо быть, скромнее.

Наверное, Россия в этом плане не первая и не последняя. Другие страны тоже обжигались. Вон в США в свое время был даже создан Национальный совет по самоуважению. Просто жаль, что Россия не сумела избежать данного перекоса. Стратеги просчитались…

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram. 
Игорь Николаев, Доктор экономических наук 

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

Где та грань, что отличает самоуважение нации от завышенной самооценки Да, очень хочется быть великими! И нам, и американцам, и, наверное, другим нациям тоже. Но если есть страны, которые это особо не афишируют, то в тех же Соединенных Штатах об…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *