Меню

Столько не живут…

15 домов в Шеститысячнике

Есть такие дома, где все боятся природных катаклизмов. Не потому, что фобия, просто от таких нагрузок дома могут развалиться. Таких в микрорайоне Шеститысячник 15. Примерно столько же лет их собственники ждут переселения.

15 домов в Шеститысячнике

Есть такие дома, где все боятся природных катаклизмов. Не потому, что фобия, просто от таких нагрузок дома могут развалиться. Таких в микрорайоне Шеститысячник 15. Примерно столько же лет их собственники ждут переселения.

Столько не живут
В некоторых домах здесь можно через стену смотреть на улицу.

— Мы ведь рядом с железной дорогой находимся, поэтому когда проезжает поезд, не дай Бог гружёный, крестимся. Стены так трясутся, кажется, вот-вот упадут! – 64-летняя Антонина АНДРЕЕВА, например, боится выходить на балкон. Если смотреть с улицы, становится понятно почему. Но это цветочки по сравнению с тем, что творится внутри.


Типа городские

Раньше Шеститысячник считался посёлком городского типа и ничем не напоминал гетто: земля под огороды, хорошая инфраструктура. Один минус – дома деревянные. Но так их и давали как временные, срок эксплуатации не больше 30 лет. Прошло больше полувека, а дома всё стоят. И люди в них всё живут.

— Я здесь с 11 лет. Сколько себя помню, дома всегда были в полуразрушенном состоянии. Но тогда ещё можно было их ремонтировать, сейчас бесполезно: в одном месте заплатку ставишь, в другом рвётся, — 59-летняя Валентина СМИРНОВА проводит нас по посёлку, вздыхает. Они здесь – кость в горле администрации: исписались, исходились, измучились сами и замучили чиновников.

— Вот, смотрите!
 – женщина показывает на угол дома, из которого торчат тряпки, люди так закрывают дыры в фасаде. В угловых квартирах зимой, дай Бог, чтобы было 12 градусов. Валентина ударяет ногой по фундаменту, и он… сыплется, словно крупа из порванного мешка. – У нас здесь всё так…

Столько не живут
С огромными зазорами между полами и стенами уже ничего нельзя сделать. Благо что стены вообще ещё стоят.

Андрей ГОРОМЕНСКИЙ купил квартиру в Шеститысячнике несколько лет назад на материнский капитал, на большее не хватило, а жить одинокому многодетному отцу где-то было надо. Мать детей, 3, 4, 7 и 10 лет, лишена родительских прав.

— Когда покупал, не видел, что именно беру, только на бумагах. А когда заехал – чуть не упал. Перебрался бы уже в деревню, у меня там дом, но ребятишек ведь поднимать надо, а здесь школа, садик, кружки. Поэтому, где возможно, латаю дыры. Но это как в решете воду носить. Хлопни по обоям – полстены вывалится, — говорит мужчина.

По пути на кухню ноги проваливаются в дыру. Доски прогнили. В коридоре и туалете нет света. Мужчина боится его подключать, проводка в доме старая, ещё советская.

Проводка в этих домах – ещё одна проблема. Галина ОГЛЕЗНЕВА, молодая мама 3-летней девочки, показывает закоптившуюся стену в подъезде. На прошлой неделе опять коротнуло – соседи выкинули холодильник, компьютеры, телевизор. На потолке жёлтые разводы, течёт здесь как из ведра.

Столько не живут

Такая там сантехника. Без комментариев.

— Управляющая компания подкладывает на крышу целлофан! – Галина ведёт нас в ванную комнату, запах сырости оттуда тянет в коридор.

В этом же доме у 65-летнего Анатолия КАРГИНА в квартире обвалилась стена. Он живёт здесь с детства, сейчас остались только он да сестра-инвалид.

— Мы год назад поставили новые межкомнатные двери, — Сергей ЛАТЫШЕВ в микрорайоне живёт всю жизнь, здесь и познакомился с будущей женой, у них две дочери, 20 и 13 лет, с ними маленький внук, 3 года. — Уже ни одна дверь не закрывается!

Дом просел, покосился, стены трескаются, лопаются, выгибаются дугами. Ещё одна беда этих домов – грибок. В квартире Сергея он живёт дольше, чем сам хозяин. Выводить бесполезно.

Ещё здесь никто не живёт без кошки. У некоторых сразу две. Без них нельзя – мыши и крысы наводняют квартиры.

А платить надо!

Несмотря на то, что дома здесь грустные, платёжки за них приходят очень даже весёлые. Люди платят за своё разваливающееся жильё по тарифу 12 рублей 69 копеек.

— Раньше я за свою квартиру в 65,5 квадрата платила примерно 300 рублей в месяц. Нам так и говорили: жильё ветхое, чё с вас брать. А в 2016 году начислили 800 рублей в месяц. Так ещё и долги приписали за тот период, когда мы платили по урезанному тарифу! – жалуется Антонина Андреева.

По закону дома, которые признаны аварийными, не заносятся в реестр тех, кому положен капитальный ремонт, в нём просто нет толку. Получается, собственники освобождаются от платы за капремонт. В текущем тоже нет смысла, поэтому и за него жильцы платить не должны. Но жильё-то есть, и люди в нём живут. Поэтому плата за содержание общедомового имущества, вывоз мусора всё-таки остаётся.

В управляющей компании нам пояснили: тариф такой высокий потому, что в доме всего 8 квартир. Считаем: 8 квартир примерно по 60 квадратов каждая, получается 6 тысяч с дома в месяц. Это вывоз мусора, маломальские работы по поддержанию маломальской жизни в доме. А если платить по тарифу, к примеру, в 5 рублей, с дома выходит всего 2400. На эти деньги, уверяют в УК «Центр», ничего не сделаешь. Но жильцы ведь сами себе устанавливают тариф, могут его урезать и до 10, и до 5 рублей. Но собственники этого микрорайона в заложниках, нынешняя управляющая компания за такие деньги работать не будет, а новая сюда не пойдёт.


Писатели поневоле

— Вы ПУТИНУ писали? Вопрос на прямую линию отправили? – спрашиваю я.

— Ой!.. 
— машет рукой Валентина СМИРНОВА. — Сколько лет существует эта линия, столько мы и пишем туда. В перерывах пишем в администрацию президента. Уже как родным…

С местной администрацией переписка ведётся уже 14 лет. Сколько мэров сменилось за эту пору!

— В 2005 году, как нам стало известно, наши дома были включены в муниципальную программу по переселению из ветхого и аварийного жилья. В 2006 году мы вошли в городскую аналогичную программу, но её отменили в 2013 году – прокуратура выявила нарушения. В 2015 году направляли документы от службы государственного жилищного надзора, но местные чиновники отреагировали только через два года, в 2017 году – начали обследовать и признавать наши дома аварийными и подлежащими сносу. Срок нашего отселения определили до 2024 года! Семь лет! 

Программа по переселению граждан – федеральная. Деньги спускаются в региональную казну, а потом уже распределяются по муниципалитетам. Переселяют всех поэтапно: кто раньше попал в ветхий реестр, того и тапки. Сейчас в области заканчивается переселение тех, кто был признан аварийным в 2012 году. После начнётся новый этап программы. Но пока мы в неё даже не включились.

Ольга КНЯЗЕВА,
фото Николая СТЕРНИНА

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

15 домов в Шеститысячнике Есть такие дома, где все боятся природных катаклизмов. Не потому, что фобия, просто от таких нагрузок дома могут развалиться. Таких в микрорайоне Шеститысячник 15. Примерно столько же лет их собственники ждут переселения. 15 домов в Шеститысячнике…

Комментарии