Учеников выгоняют из школ за розовые волосы и толстые подошвы…

Родители возмущены избыточными требованиями к внешнему виду своих чад

С 1 сентября прошло больше месяца. Но дух свободы, который вдыхали школьники все лето, еще остался в их горящих глазах, накрашенных губах, татуировках и пирсинге. Даже школьный дресс-код, регламентированный уставами учебных заведений, не смог заставить ребят подровнять косые челки, обесцветить зеленые локоны и стереть вызывающий маникюр. Поэтому за дело взялись директора школ, которые прямо на пороге начали разворачивать учеников, выделяющихся из толпы.

Учеников выгоняют из школ за розовые волосы и толстые подошвы

фото: pixabay.com

Интернет взорвался возмущенными постами родителей. «Ребенка выгнали из школы! Имеют ли право?» — вопрошали они. «МК» решил помочь участникам образовательного процесса разобраться в этой ситуации и выяснить, на чьей стороне закон и какие «табу» школы в действительности имеют право накладывать.

«Подскажите, дочке 14 лет, покрасила волосы в розовый цвет. Имеет ли право директор не допускать до занятий в школе?» — интересуется жительница подмосковного Ногинска в социальной сети. «С недавних пор руководство школы с синдромом вахтера решило, что мои волосы слишком длинны и фактически отказывается пускать меня в школу», — собирает «лайки» 10-классник из Волгограда.

«Уже 25 лет работаю учителем. Волосы у меня длинные с подросткового возраста. Право на эту причестку я отстоял еще в 9 классе: твердая позиция, спокойный тон, убедительные аргументы», — объяснил школяру, как «гнуть свою линию», преподаватель из Воронежа. Однако среди сочувствующих постов попадаются и возгласы возмущения приверженцев строгих норм. «Какая краска в 14 лет?!! Сделали балаган из учебных учреждений, а потом жалуются, что успеваемость у учеников низкая. Только кто-то с медалями и хорошими аттестатами заканчивает, а кто-то с розовыми волосами на кассе сидит, вот там-то индивидуальность ваша как раз кстати», — написала одна воинственно настроенная дама.

Гле же истина? Что может быть отражено в школьном уставе, чтобы он не противоречил федеральному законодательству?

— Согласно пункту 1 статьи 51 Закона «Об образовании» образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, — разъяснил «МК» тонкости гражданского права адвокат Алексей Пецун. — Поэтому учитель ни при каких обстоятельствах не имеет право выгонять ученика с урока. Не пустить в класс — это серьезное нарушение. Директору за это грозит как минимум административное наказание.

В целом ряде российских регионов школы устанавливают избыточные требования к внешнему виду учеников, — считает депутат Госдумы Владимир Бурматов. — Например, в Курганской области в девяти школах прокуратура отменила положение о внешнем виде учащихся, потому что там была прописана совершеннейшая несусветица. У нас есть примеры, когда директора школ линейкой начинают измерять толщину подошв обуви школьников. Если бы Министерство образования издало одно-единственное разъяснительное письмо, что такое школьная форма, как приспособиться к ее внедрению, какие факторы учитывать, всего этого бардака можно было бы избежать.

Автор трудов по истории школьных реформ член Российской академии образования Анатолий Цирюльников считает, что в оценке внешнего вида школьников образовательным учреждениям пока не на что опираться.

Вопрос по поводу облика учащегося на федеральном уровне так до сих пор и не решен — это всего лишь предмет дискуссий. Но отдавать его на откуп в города, как в случае со шкльной формой (требования к форме с 2015 года должны разрабатывать региональные комитеты образования. — «МК»), откровенно говоря, страшно, потому что современные учителя, к сожалению, перестали заниматься воспитанием. Им проще установить систему запретов, чем наладить грамотный образовательный процесс. Нынешние храмы знаний — это рейтинговые учреждения. Формализм и галочки — вот что такое школы. И в них работает профнепригодный персонал, который может себе позволить за значок с фамилией Навальный обозвать ребенка предателем и приравнять этот бейджик к холодному оружию. (напомним, директор лицея №41 во Владивостоке угрожала 16-летнему школьнику Семену Голубовскому отчислением и тюрьмой за то, что он принес в школу значки «Навальный 2018». — «МК»).

На федеральном уровне никакие частности, связанные с обликом учащихся, не отрегулированы, — согласна с Цирюльниковым депутат Госдумы, в прошлом директор школы, Вера Ганзя. — Введение формы — это внутреннее дело образовательной организации. На мой взгляд, форма должна быть, поскольку единые требования к одежде дисциплинируют школьников. Но слишком ретиво подходить к вопросу школьного дресс-кода и выгонять за броскую бижутерию тоже нельзя. Нужно просто общими усилиями с привлечением родителей воспитывать у детей вкус. Каждый директор должен понимать, что в учебное время он головой отвечает за своих подопечных, поэтому идти на крайние меры и выставлять за дверь детей ни в коем случае нельзя.

Циркуляров, детализирующих аксессуары школьников, не существует и на региональных уровнях. Как не существует комиссий по этике, которые могли бы их издавать. Однако непростую роль цензоров охотно берут на себя учебные заведения, ссылаясь на письмо Минобрнауки от 28 марта 2013 года «Об установлении требований к одежде обучающихся». Там говорится следующее: «Обучающимся не рекомендуется ношение в образовательных учреждениях одежды, обуви и аксессуаров с травмирующей фурнитурой, символикой асоциальных неформальных молодежных объединений, а также пропагандирующих психоактивные вещества и противоправное поведение».

Но эта формулировка касается исключительно вопросов физической и психической безопасности. Она не дает школам законного права встречать детей по одежке и пересчитывать серьги в ушах девчонок и парней. Поэтому уставы учебных заведений, где скурпулезно перечислены вещи, которые нельзя носить, по большому счету противоречат закону. Но не во всем.

— В законодательстве записано, что образовательная организация «устанавливает требования к одежде обучающихся, если иное не установлено законодательством субъекта». Заметьте, только к одежде, — пояснил «МК» председатель Комитета по вопросам образования, культуры и туризма Мособлдумы Олег Рожнов. — То есть, это полномочие школы, которое она должна исполнять, опираясь на задачи образовательного процесса, чувство меры, здравый смысл. Мое личное мнение, ограничения по дресс-коду должны быть, вседозволенность во внешнем виде и одежде недопустима. Если же родители считают, что руководство школы «перегибает» в этом вопросе, есть родительский комитет, который вправе заявить своё мнение директору или в органы управления образованием или в прокуратуру. В нашем регионе подобных жалоб в прокуратуру не было.

А вот в других регионах прокурорские проверки — уже нормальное явление. Буквально в начале сентября Тюлячинская прокуратура Татарстана проверила, соответствуют ли локальные требования школ к внешнему виду учеников требованиям федерального законодательства. И выяснилось, что нет. «В одной из школ администрация запретила являться на учебу с экстравагантными прическами панк и ноль. Мальчикам нельзя носить ободки для волос и хвосты на затылке, девочкам — яркий маникюр с рисунком и стразами. Всем школьникам запрещено носить массивные броши, перстни и другие украшения», — привел выдержки из местных положений о школьной форме помощник прокурора Тюлячинского района Ильнур Мухаметзянов. В итоге прокуратура потребовала от руководства четырех образовательных учреждений внести правки в свои положения. Год назад подобная история произошла в Карелии. Прокуратура Лоухского района вступилась за местных школьников, потребовав полностью отменить местные правовые акты. «В ряде школ запрещались каблуки выше 5-7 сантиметров, прописывалось, что волосы учеников должны быть естественного цвета и прибраны, макияж — неброский. Некоторые школы запрещали пирсинг, яркий маникюр и большие сумки», — пояснили в пресс-службе прокуратуры. В итоге ведомство направило в школы 17 протестов на незаконные локальные нормативные акты, 14 из них были удовлетворены.

— Требования к внешнему виду учащихся хоть и строги на первый взгляд, но, тем не менее, логичны и обоснованны, — пытается замолвить слово за «своего брата» педагог одной из подмосковных школл Нелли Красногорская. — В пределах школы ничего не должно отвлекать от занятий, поэтому здесь нужны минимализм и простота. В каждом учебном заведении действует свой определенный устав. Это нормально. А запреты прокуратур в масштабах страны носят все-таки единичный характер.

Но ей готова возразить коллега из Саратовской области Валентина Шимко:

Границы разумного, намеренно не обозначенные Министерством образования, по мнению чиновников, должны находиться у нас в головах, а не на бумаге. Пусть школьники все-таки проявят свою индивидуальность. Чтобы выглядеть стильно, достаточно добавить несколько дополнительных штрихов к своему образу: модный шарфик, галстук, леггинсы, надетые под юбку, или болеро вместо жакета. Школа не может это запретить и превратить всех в одну серую или синюю (красную, черную) массу. Кстати, в декларации прав школьника ООН черным по белому написано: «Каждый школьник имеет право самостоятельно определять свой внешний вид».

Какой должна быть форма, решают регионы, а придираться к мелочам не имеет права никто, — объясняет председатель правления Национального союза производителей школьной формы Александра Алдушина. — Недавно в Тюмени и Самаре разгорелся скандал из-за того, что девочкам запретили носить в школу брюки. И если в Самаре школьницам предоставили помещение, где они могут переодеться — снять уличные брюки и надеть форму, то в Тюмени нет. Родители обратились в прокуратуру, и в итоге запрет на брюки сняли. Что касается волос, браслетов, сережек и обуви, нет никаких нормативных актов, которые допускают такие запреты.

ЦИТАТА

Преподаватель Виктор Скоробогатов:

Какие неприятности могут грозить ученикам, которые отказываются носить школьную форму? Это зависит, во-первых, от внутренних документов школы, а во-вторых, от возраста ученика. Если, к примеру, школьное положение о форме одежды обучающихся носит рекомендательный характер, то никаких санкций вообще не последует. Однако гораздо чаще устав (или правила внутреннего распорядка, или иные внутренние акты школы) обязывает учеников посещать занятия исключительно в школьной форме (уроки физкультуры — в спортивной). При этом все ученики обязаны выполнять требования устава и других внутренних документов школы (п. 2 ч. 1 ст. 43 Закона об образовании). Закон разрешает применять меры дисциплинарного взыскания — замечание, выговор и отчисление из школы — за неисполнение положений устава и прочих локальных актов (ч. 4 ст. 43 Закона об образовании), правда, младших школьников наказывать категорически запрещено (ч. 5 ст. 43 Закона об образовании). Что же до отчисления, то такое возможно только в отношении учеников старше 15 лет, которым уже объявляли и замечания и выговор, и только за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, и только если дальнейшее пребывание такого ученика в школе оказывает отрицательное влияние на других учеников и нарушает их права и права учителей, а также нормальное функционирование школы (ч. 8 ст. 43 Закона об образовании). К тому же процедура исключения из школы достаточно сложна (ч.ч. 9-11 ст. 43 Закона об образовании, приказ Минобрануки РФ от 15.03.2013 N 185).

Таким образом, выгнать из школы за упорный отказ носить школьную форму — довольно проблематично для школьной администрации. Такая ситуация практически невозможна. Но школа способна организовать постоянные, изматывающие напоминания о несоответствующем школьном виде, а также (ученикам 5-11 классов) бесконечные замечания и выговоры.

Разумеется, все вышесказанное относится только к случаям, когда школьник умышленно нарушает правила ношения формы. Если ребенок находится в школе без формы по извинительным причинам (таковая испачкалась, украдена, сгорела во время пожара и т.п.), никакого взыскания последовать не может (ч. 7 ст. 43 Закона об образовании). То же самое относится к случаям, когда формы у него вообще не имеется — в таком случае сам ребенок в этом не виноват, а отвечать за чужую вину (родителей, которые эту форму не приобрели) согласно российскому законодательству не допускается.

РЕЙТИНГ ШКОЛЬНЫХ ЗАПРЕТОВ

Средняя школа № 42 города Ярославль. «Использование джинсовой, вельветовой тканей не допускается. Одежда для школы не должна содержать ультрамодных деталей (сильно заниженная талия, глубокий вырез, ультраяркие тона, крупные пряжки, рюши). Запрещается ношение любой символики, одежды, прически, обозначающей принадлежность к тому или иному молодежному неформальному объединению (украшения и одежда с символикой загробного мира, напульсники, браслеты с шипами, и т.д.)».

Средняя школа №1302 города Москвы: «Запрещается использовать для ношения в учебное время следующие варианты одежды и обуви:

спортивная одежда (спортивный костюм или его детали);

одежда для активного отдыха (шорты, толстовки, майки и футболки с символикой и т.п.);

пляжная одежда;

одежда бельевого стиля;

прозрачные платья, юбки и блузки;

декольтированные платья и блузки;

вечерние туалеты;

платья, майки и блузки без рукавов;

мини-юбки (длина юбки выше 10 см от колена);

слишком короткие блузки, открывающие часть живота или спины;

одежда из кожи (кожзаменителя), плащевой ткани;

сильно облегающие (обтягивающие) фигуру брюки, платья, юбки;

спортивная обувь (в том числе для экстремальных видов спорта и развлечений);

пляжная обувь (шлепанцы и тапочки);

обувь в стиле «кантри” (казаки);

массивная обувь на высокой платформе;

вечерние туфли (с бантами, перьями, крупными стразами, яркой вышивкой, из блестящих тканей и т.п.)».

Средняя школа №4 города Реутов: «Обучающимся школы запрещены:

трикотажные джемпера и пуловеры с аппликациями, ярким рисунком, крупными надписями;

короткие шорты, бриджи, капри;

джинсовая одежда;

обтягивающая одежда;

короткие платья, юбки, сарафаны;

обувь на высоком каблуке;

футболки, майки, топы, укороченные блузки с глубоким декольте, а также любая одежда, не прикрывающая живот и спину;

кофты и свитера с капюшонами».

Комментарии