Верховный суд рассказал, когда можно получить отсрочку исполнения решения…

мужчина, доведший насильника и убийцу

Автор: Алина Михайлова

ГПК позволяет попросить суд об отсрочке или рассрочке исполнения решения с учётом имущественного положения сторон либо других обстоятельств. Однако получить ее не так уж и просто – ведь это право, а не обязанность суда. Что считать затрудняющим исполнение решения и как правильно оценить имущественное положение сторон? Ответы на эти вопросы дал Верховный суд.

Ирина Шекунова* больше двух лет работала помощником воспитателя в негосударственном образовательном учреждении дошкольного и начального общего образования «Счастливые дети». Работодатель за собственный счет отправил ее на обучение и стажировку в г. Санкт-Петербург в Высшую школу Монтессори-метода Учебного центра АМИ в России. По условиям соглашения с работодателем, Шекунова обязалась проработать у него не менее 60 месяцев со дня возвращения со стажировки, а в случае увольнения без уважительных причин до истечения указанного выше срока – возместить все расходы.

Когда Шекунову уволили из «Счастливых детей» за прогул, работодатель обратился в суд с иском о взыскании расходов на обучение в сумме 185 000 руб., на проживание в период обучения в размере 28 800 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 32 280 руб., а также госпошлины в размере 6910 руб. Советский районный суд г. Липецка взыскал с Шекуновой в пользу «Счастливые дети» 200 177 руб. в счёт возмещения затрат, понесённых за обучение, и 5201 руб. судебных расходов. Липецкий областной суд его поддержал, решение вступило в силу. В отношении должницы возбудили исполнительное производство.

Тогда Шекунова попросила у суда отсрочку исполнения решения до 5 июня 2018 года, то есть до достижения её ребёнком трёх лет. В качестве обстоятельств, которые существенно затрудняют для неё исполнение решения суда, Шекунова указала, что она не работает, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, по уходу за которым ежемесячно получает пособие в сумме 2908 руб., беременна вторым, оплачивает съёмное жилье и коммунальные услуги. Ее супруг получает зарплату 24 982 руб.

Суд первой инстанции отказал ей в отсрочке исполнения решения. Он исходил из того, что Шекунова не представила убедительных и бесспорных доказательств, подтверждающих её затруднительное материальное положение. Наличие на иждивении несовершеннолетнего ребёнка, беременность и её нуждаемость в усиленном питании, по мнению суда первой инстанции, не могут быть признаны безусловными основаниями для нарушения прав взыскателя. Суд указал, что неоплата Шекуновой денег адвокату на основании соглашения, заключённого ранее на возмездной основе, тоже не является таким основанием.

С выводами суда первой инстанции согласилась апелляция, дополнительно приведя доводы о том, что беременность Шекуновой, наличие на иждивении несовершеннолетнего и нахождение её в отпуске по уходу за ребёнком не могут быть отнесены к исключительным обстоятельствам, затрудняющим исполнение решения суда. По мнению апелляции, недостаточность денег сама по себе не является безусловным основанием для предоставления отсрочки.

Шекунова обратилась в Верховный суд. Тот пришел к выводу, что нижестоящие суды в нарушение ст. 67 ГПК не исследовали и не дали надлежащую оценку доводам заявителя и представленным доказательствам. Суды фактически не рассмотрели вопрос о наличии исключительных обстоятельств и не мотивировали исчерпывающим образом свой вывод. Кроме того, суды первой инстанции и апелляции не учли, что согласно Конституции в России обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (ст. 7); материнство, детство и семья находятся под защитой государства (ч. 1 ст. 38); гарантируется право на заботу о детях и их воспитание (ч. 2 ст. 38); право на социальное обеспечение для воспитания детей (ч. 1 ст. 39). Суды также не истребовали материалы исполнительного производства. Поэтому ВС отменил решения нижестоящих инстанций об отказе в отсрочке исполнения и направил дело на новое рассмотрение в Советский районный суд г. Липецка (№ 77-КГ17-21).

Старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина считает, что в рассматриваемом случае суды нижестоящих инстанций подошли к вопросу достаточно формально. «Фактически не была дана оценка обстоятельствам, подтверждающим наличие оснований для предоставления отсрочки. Указанные нарушения и стали поводом к отмене судебных актов. Отсутствие детального анализа ситуации является нарушением норм процессуального права как при удовлетворении заявления о предоставлении отсрочки или рассрочки, так и при отказе. Например, в деле № 24-КГ15-3 были отменены акты судов нижестоящих инстанций и отказано в предоставлении отсрочки должникам», – объяснила Капустина.

* имя и фамилия изменены редакцией

Комментарии