Меню

«Воры надкусили зефир». Криминалисты – о необычных уликах и преступлениях…

1 марта — День эксперта-криминалиста МВД России. Криминалистический центр Кубани открыл двери для «АиФ-Юг» и показал, как находят преступников по стреляным гильзам, отпечаткам пальцев на пластиковых пакетах и даже по надкушенному зефиру.

Работа эксперта-криминалиста начинается на месте преступления, куда он едет в составе следственной группы. Помните человека с фотоаппаратом и чемоданчиком в детективных сериалах, который внимательно осматривает все вокруг, ищет отпечатки, другие следы, собирает улики, аккуратно пакует их и описывает? Так вот — это и есть эксперт-криминалист. Но на месте преступления его работа только начинается — самое интересное происходит уже в специальных лабораториях. Полицейские делают множество различных экспертиз, и каждая заслуживает отдельного разговора, но мы остановимся на трех.

Что скажут пальчики?

Дактилоскопия — определение человека по следам пальцев и ладоней — самый, пожалуй, старый и известный метод в криминалистике. Первого преступника с его помощью нашли в Англии в далеком 1902 году. Принципы дактилоскопии с тех пор не изменились.

«Работа у нас интересная, творческая, да и результаты сразу видны, — рассказывает главный эксперт ЭКЦ ГУ МВД, майор полиции Роман Максимов. — Мы устанавливаем тождества между следами рук, изъятыми на месте преступления, и отпечатками на дактилоскопических картах ранее судимых, находящихся в розыске и т.д.».

На месте преступления следы берут, как в фильмах: на магнитных поверхностях используют немагнитные порошки и, наоборот, главное, чтобы цвет порошка контрастировал с поверхностью. Затем фиксируют отпечаток скотчем и уже в лаборатории сканируют с помощью специальной автоматизированной идентификационной дактилоскопической системы АДИС ПАПИЛОН.

Если отпечаток хорошо виден, его можно и сфотографировать. В системе следы рук кодируются, получается так называемый «скелет», похожий на схему. У каждого человека «скелет» индивидуальный — полных совпадений нет. И когда дактилокарта с места преступления попадает в систему, та начинает сверять их с существующими.В базе по ЮФО находится 7,3 млн отпечатков — это не только «пальчики» преступников: обязательно проходят дактилоскопию во всех в силовых структурах, есть даже добровольцы. Вычислительный центр ГУ МВД сравнивает дактилокарту с базой — на это уходит от нескольких минут до нескольких часов в зависимости от загруженности. Внедряться система в крае стала в 1999 году, до этого эксперты в лупы рассматривали карточки, ища сходства. Проверить отпечатки пальцев сейчас легко, но далеко не всегда просто получить пригодный для проверки след.

«Самый сложный след на моей памяти мы сняли с измятого полиэтиленового пакета, — продолжает Роман Максимов. — А в 2011 году в Красноармейском районе убили бабушку с дочкой. Преступники были в перчатках, но у одного она порвалась и удалось найти фрагмент кровавого отпечатка пальцев. В результате дотошной работы выявили человека, на которого никогда бы и не подумали — сын известного в районе тренера. Казалось бы, воспитанный, хороший парень. В базе он оказался случайно — когда-то, видимо, попал в дежурную часть. А когда вышли на него, признался и сдал подельников».

Следы на пуле

«Здесь самые интересные экземпляры нашей коллекции, — говорит старший эксперт ЭКЦ ГУ МВД, майор полиции Антон Смаль, и выкладывает на стол стреляющую трость, револьвер, как в вестернах, — это «Смит-Вессон», 3 модель, производили в Америке по заказу России, активно использовали в русско-турецкой войне».

Пистолет Люгера, известный как парабеллум, пистолет-пулемет «Агран», винчестер — тоже будто из вестерна, небольшой пистолет, умещающийся на ладони, четырехствольный, «Кольт» — во время Первой мировой тоже делали в Америке для России, «Маузер».«Все это оружие находится в рабочем состоянии и используется для производства экспертиз, — объясняет Антон Смаль. — С его помощью мы исследуем изъятые из незаконного оборота боеприпасы».

Кроме того, коллекция помогает определить по части модель оружия. Например, в прошлом году в Анапе на светофоре расстреляли машину. Во время следствия нашли оружейный магазин, эксперты предположили, что от «Аграна» — этот хорватский пистолет-пулемет часто используют в покушениях. А модель оружия уже дает зацепку следствию.

В начале года в поселке Лорис под Краснодаром неизвестный расстрелял компанию, двое погибли на месте. Следователи первым делом пришли к экспертам с гильзами, исследование показало, что стреляли из разных экземпляров — следы на гильзах разные. Правда, такое может быть и при использовании двухстволки — каждый ствол оставляет свои особенные отметки.

Кстати

Специалисты экспертно-криминалистической службы ГУВД по Краснодарскому краю принимают участие в проведении более 50-и тысяч осмотров мест происшествий в год. С участием специалистов службы осматривается более 70 % мест совершения преступлений. Эксперты выполняют более 45 тысяч экспертиз и около 35 тысяч исследований вещественных доказательств, более 90 % из них помогают расследованию преступлений.

«После этого у подозреваемых изъяли обрез, — рассказывает эксперт. — Мы отстреляли, и, используя сравнительный микроскоп, сопоставили следы на отстрелянных нами и найденных на месте преступления гильзах».Специалист показывает прибор — сравнительный микроскоп, изображение с которого выводится на монитор. Следы на гильзе или пуле, которыми стреляли из разного оружия, всегда отличаются. Двух одинаковых, как и отпечатков пальцев, просто не существует. Современные технологии пришли и на помощь экспертам по баллистической экспертизе — через специальные сканеры, эдакие коробочки в системном блоке компьютера, сканируют гильзы и пули и получают ее точное изображение. Правда, автоматически искать в базе компьютеры не умеют — сравнивают все эксперты.

Подвела любовь к сладкому

В последнее время преступников часто находят по ДНК. В Динском районе неизвестные залезли в храм и украли золото из церковной лавки и кружку с пожертвованиями. На месте преступления нашли окурок — в биологической лаборатории ЭКЦ ГУ МВД по краю из него выделил слюну, узнали генотип, и позже он совпал с ДНК подозреваемого, став важным доказательством.

«Насильственные преступления, где были найдены биологические следы, раскрываются на основе экспертизы ДНК — ни одно не ушло в суд без нее, — рассказывает старший эксперт ЭКЦ ГУ МВД, подполковник полиции Валерия Лавелина. — Но, напомню, никакие совпадения не доказывают вину — это делает только суд».

Система сейчас выстроена так, что поиск по ДНК работает постоянно. Есть федеральная база, куда попадают неизвестные генотипы, найденные на месте преступления. Одновременно в ней находится ДНК всех осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления — по закону у них берут биоматериал. И программа круглосуточно сравнивает результаты.

Недавно биологи раскрыли преступление, совершенное в Европе в 1996 году, тогда подозреваемого не было, позже Интерпол предположил, что преступник — житель Сочи.

Так, в Новокубанском районе в 2011 году преступники пытались ограбить почту и неподалеку выбросили перчатки и маски. ДНК с них забили в базу — и через пять лет появилось совпадение. Оказалось, что у жителя Армавира (который отбывал срок за другое преступление) перед освобождением из колонии взяли ДНК, в итоге долго наслаждаться свободой ему не пришлось. А недавно биологи раскрыли преступление, совершенное в Европе в 1996 году. Тогда подозреваемого не было, позже Интерпол предположил, что преступник — житель Сочи.

«Из Европы прислали вещественные доказательства — одежду с биоматериалом, — продолжает Валерия Лавелина. — Мы взяли образцы у подозреваемого, провели экспертизу, сравнили — и образцы совпали».

Помогает экспертиза ДНК не только в раскрытии тяжелых преступлений — не так давно по Краснодару прокатилась волна краж из квартир пенсионеров. ДНК с налепленных на дверные глазки бумажек и жвачек совпадали друг с другом, но в базе не засветились. А одна бабушка заметила, что ее зефир надкусили воры — впервые за 17 лет работы эксперту принесли такой вещдок. С зефира удалось снять ДНК, потом задержали подозреваемого, который делал ремонты у потерпевших. И результаты анализов совпали.Расшифровка всего генома — дело не только хлопотное, но и очень дорогое. Правда, для раскрытия преступлений раскручивать всю молекулу ДНК не нужно.

«В рамках учебных экспертиз я типировала своих дочерей, их ДНК совпали по 6 локусам, а мы проводим 25, — объясняет специалист. — Этого достаточно чтобы доказать, что человека с таким же набором на планете Земля не существует».

По ее словам, в первую очередь нужно уметь воссоздавать в голове преступление.

«Если следователь просит найти эпителиальные клетки преступника на одежде, надо прочитать фабулу и представить, как все было, — объясняет она. — Я, например, 5 лет ездила на осмотры мест преступления. И это очень помогает в лаборатории».

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

1 марта — День эксперта-криминалиста МВД России. Криминалистический центр Кубани открыл двери для «АиФ-Юг» и показал, как находят преступников по стреляным гильзам, отпечаткам пальцев на пластиковых пакетах и даже по надкушенному зефиру. pixabay.com Работа эксперта-криминалиста начинается на месте преступления, куда…

Комментарии