Меню

Зачем Ангарску Законодательное собрание Иркутской области? (Окончание)…

Зачем Ангарску Законодательное собрание

Ну, вот неторопливо, тихой сапой мы подобрались, наконец, к сути статьи, обозначенной в заголовке. Ответ держать будем тоже не спеша.

Для начала вернемся в недалекое прошлое. 12 декабря 1993 года на Всероссийском референдуме народ единодушно и с воодушевлением принял подготовленную под прямым кураторством Госдепа США Конституцию РФ. Позже выяснилось, что не единодушно (по официальным данным «За»  проголосовало 58% россиян, по выводам одной из экспертных комиссий – чуть менее 46%) и отнюдь не с воодушевлением (было подспудное чувство, что нас разводят).

Ну да Бог с ними, с этими «ельцинскими либералами», которые нас якобы кинули. Прошло уже четверть века после этого события, и 18 лет из них мы с вами живем под правлением главного консерватора, патриота и державника России В.В. Путина. И ни одна из статей «самой демократической конституции планеты» за это время не подверглась существенной корректировке, не считая увеличения сроков правления главы государства и депутатов Госдумы, а также сначала отмены, а затем значительного усложнения выборов глав регионов…

Так вот, согласно нашей Конституции государственное устройство России разделено на две неравные части — государственную и муниципальную власть. Первая, фундаментальная часть, составляющая собственно государственный строй, разделена в свою очередь еще на два неравных фрагмента – федеральную и региональную власть. Внизу этой пирамиды размещено так называемое местное самоуправление, оно же — муниципальная власть, которая в структуру государственной власти не входит.

И в этой системе государственного устройства наиболее ущербными «неожиданно» оказалась не местные (городские, районные и т.д.), а именно региональные органы управления. С одной стороны, институт губернаторов входят в систему государственной власти, а с другой – он лишен реальной опоры на эту систему, все рычаги финансового и административного управления которой сконцентрированы в Кремле. Российские силовые и надзорные органы полностью защищены от контроля со стороны региональной «государственной» власти и подчинены исключительно федеральному центру.

Казалось бы, это сделано с благим намерением – исключить суды, силовиков, налоговиков, прокуроских и т.д. из коррупционных схем, которые энергично и весьма продуктивно формируются на местах. Но опыт (в том числе, ангарский) показывает, что многие представители именно этих опорных институтов вертикали власти не только прекрасно вписываются в коррупционно-криминальные схемы, но и зачастую возглавляют их. Как сказал один из главных героев сериала «Next»: исключи криминал из системы государства, и оно развалится за неделю…

Значит задача в другом – не допускать усиления регионов, сделать их максимально зависимыми от Москвы, что и заложено в подкорректированной российской Конституции. То есть сегодняшняя конституция остается либеральной, но адаптированной к авторизации власти. Сегодня на исход выборов губернатора необоснованно высокую степень давления оказывает позиция Кремля. Более того, губернатора может уволить президент, просто за то, что тот утратил его доверие. Из каких составляющих складывается президентское доверие, до сих пор остается тайной. Степень влияния региональной власти (исполнительной и, тем более, законодательной) на муниципалитеты крайне мала. Давануть можно только за счет субсидий и субвенций, но оголтело их использовать регионалы, как правило, остерегаются. Так как боятся народного гнева, который несложно организовать. Получается, что региональный институт власти является чуть ли не лишним в конституционном строе России и лишен даже посреднических полномочий в диалоге и с федеральной, и с муниципальной ветвями власти. Аппендикс какой-то.

Возможно, с точки зрения Кремля, такой подход к укреплению вертикали власти и повышает экономическую устойчивость и обороноспособность государства. Но мне он убедительным не кажется, потому что вертикаль эта очень уязвима как раз посередине – на региональном уровне. Как бы она не обломилась где-нибудь и когда-нибудь очень не вовремя…

Еще более размытым и менее влиятельным на любом уровне оказался институт региональной законодательной власти. Вот их статус и функции совсем уж малопонятны гражданам Приангарья. Областной бюджет более чем наполовину формируется в Москве даже для регионов-доноров. Областные законы или дублируют федеральные законы или обслуживают деятельность исполнительной и собственно самой законодательной ветвей власти. На областное правительство депутаты способны оказывать судьбоносное давление, только если смогут организовать монолитное конституционное большинство, а это бывает исключительно редко и чаще всего именно при активном участии губернатора. Кто девушку обедает, тот ее и танцует. Цена каждого конкретного депутата – 1 человек – 1 голос из 45-ти. То есть единица в данной пропорции мало чем отличается от нуля. Сколько это в рублях, я не знаю…

И при этом при всем в Законодательное собрание Иркутской области постоянно устремлены сотни далеко не последних людей Приангарья. Чтобы не быть голословным перечислю лишь некоторых государевых мужей, протиравших дорогие костюмы в креслах областного парламента в разные годы. Итак.

Берлина Людмила Михайловна – бывшая руководитель аппарата и заместитель губернатора Иркутской области.

Битаров Александр Семенович — экс первый заместитель губернатора Иркутской области – экс-председатель Правительства Иркутской области.

Боровский Виктор Митрофанович  — генеральный директор АОЭиЭ «Иркутскэнерго».

Гайдаров Гайдар Мамедович — доктор медицинских наук, занимал должность министра здравоохранения Иркутской области.

Говорин Борис Александрович – тут все просто: был мэром Иркутска и губернатором.

Гринберг Игорь Самсонович — более 20 лет ген. директор Иркутского алюминиевого завода, сейчас председатель Совета ООО «Научно-производственное объединение «Химико-металлургическая компания», тоже, наверное, серьезная контора.

Круглов Виктор Кузьмич – председатель совета директоров ОАО «Саянскхимпласт».

Левченко Сергей Георгиевич — главный коммунист Приангарья, бывший неоднократный депутат Госдумы, сейчас губернатор.

Межевич Валентин Ефимович – кандидат технических наук, бывший зам. ген. директора объединения «Иркутскэнерго» по экономике и первый зам. губернатора Иркутской области. Сейчас — член Совета Федерации от Законодательного собрания Иркутской области.

Петрунько Александр Константинович — экс генеральный директор Братской ГЭС, зам. главы губернатора Бориса Говорина, экс-мэр г. Братска.

Сумароков Илья Алексеевич — генеральный директор СХПК «Усольский свинокомплекс».

Федоров Алексей Иннокентьевич – наверное, самый титулованный номенклатурщик: директор Иркутского авиазавода, генеральный директор, генеральный конструктор корпорации «МиГ», президент ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация», президент ОАО «Корпорация «Иркут». Сейчас — управляющий директор по авиационным проектам Гскорпорации «Ростехнологии».

Франтенко Гавриил Степанович   — генеральный директор СХ ОАО «Белореченское».

Шишкин Сергей Иванович — профессор, доктор юридических наук.  Заведующий кафедрой конституционного права ЮИ ИГУ.

Якубовский Владимир Викторович экс- мэр Иркутска и экс член Совета Федерации РФ.

Какова гвардия?

Ангарск в Заксобрании до поры тоже представляли люди в Приангарье не последние.

Канухин Евгений Павлович экс-мэр г. Ангарска,  бывший советник губернатора, экс-министр правительства Иркутской области.

Непомнящий Владимир Александрович – до «буржуазной революции» 1981 – 1991 гг. работал зам. председателя Ангарского горисполкома, а после (1994 -1998гг.)  — мэром г. Ангарска, в 2005-2010 гг. – председатель Ангарской районной Думы. Был первым и последним председателем «Ассоциации муниципальных образований Иркутской области» — представителем Ангарска.

Середкин Виктор Леонидович – ген. директор ОАО «Ангарское управление строительства (которое, как говорят, «убрали из списка конкурентов» Петров с Ерощенко). Был вице-президентом Союза строителей Прибайкалья.

Середюк Федор Семенович — президент АО «Ангарская нефтехимическая компания»,  кандидат технических наук.

Сегодня состав обмельчал. При этом ангарская местная  власть с областной то конфликтует, то находится у нее «не в авторитете». Хотя в губернаторское окружение выбиралось немало ангарчан: Фалейчик, Канухин, Козлов-Капитонов, Чернышов, Сухорученко. Да и сам губернатор в какой-то мере считает себя ангарчанином. Видимо, гранаты не того калибра…

Не берусь судить, где причина, где следствие: авторитет Ангарска в Иркутске  катится вниз потому, что достойных представителей в областной власти нет, или состав мельчает потому, что влияние Ангарска на область упорно катится под откос…

Но вернемся к теме. Чем же таким намазано в Заксобрании, если туда без устали стремятся и стремятся новые и старые охотники за удачей? Значит, намазано.

От каждого конкретного депутата Законодательного собрания (впрочем, и муниципальной Думы и даже Госдумы) ничего не зависит – это аксиома. Единица, помноженная на ноль. Но с одной поправкой.

Для территории (города, района) депутаты ничего сделать особо не могут, и не особо стремятся. Это сложный механизм: нужно объединяться с депутатскими корпусами от других территорий, разрабатывать систему взаимного лоббирования и т.д. Оно им надо? Но…

Обслуживать собственные интересы статус областного парламентария вполне позволяет. Тут многие проявляют чудеса активности, продвигая свои бизнес потребности в бюджетную сферу. Другие лоббируют интересы сторонних бизнес структур не забесплатно. Именно на этом поле у депутатов с ключевыми чиновниками правительства региона периодически и случается «любовь с интересом», плоды которой достаточно болезненно сказываются на областном бюджете.

Я знал некоторых из этих областных депутатов, видел у них золотые кредитные и бонусные карты, видел представителей этих депутатов в федеральных и региональных многомиллионных бюджетных программах…

В общем, идя на выборы и вслушиваясь в предвыборные трели, не верьте, что вы будете голосовать за альтруистов, потерявших сон в думах, как поднять с колен родную сторону и накормить от пуза родного избирателя. Они думают совсем о другом пузе. Почти все…

На этом, пожалуй, закончу. Получилось многовато, грешен, каюсь.

Извините, что без конкретных фамилий и шокирующих фактов. Не хочу в тюрьму. Или по башке.

До встреч.

Александр Пашков

Следить за новостями проще — Присоединяйся к нам в Facebook.

Ну, вот неторопливо, тихой сапой мы подобрались, наконец, к сути статьи, обозначенной в заголовке. Ответ держать будем тоже не спеша. Для начала вернемся в недалекое прошлое. 12 декабря 1993 года на Всероссийском референдуме народ единодушно и с воодушевлением принял подготовленную…

Комментарии