Меню

Житель Усть-Кута 16 лет пытается отсудить»размороженную» квартиру…

С кого ему спрашивать, если чиновники кивают на разорившееся предприятие?

В редакцию «МК Байкал» обратился житель Усть-Кутского района Владимир Артемьев, имеющий на иждивении семерых детей (в том числе троих приемных), и попросил помочь разрешить его многолетнюю проблему — получить равноценное жилье взамен утраченного не по своей вине. Он предоставил множество документов – и мы узнали, что на протяжении 16 лет гражданин России, многодетный отец пытается защитить свои права в суде, пишет многочисленные жалобы. И все безуспешно. А причина того, что он остался без квартиры – равнодушие чиновников, которые, по всей видимости, не глядя подписывают разные бумажки…

Житель Усть-Кута 16 лет пытается отсудить

Разморозили и расселили

Того дома, о котором пойдет речь – 16-квартирного, гипсоблочного, с центральным отоплением, принадлежавшего СМУ-4, – давно нет. Улица, правда, осталась. Остались и люди, которые в нем проживали и которые помнят, как бесславно окончилось существование этого дома: зимой 2000-2001 годов в нем были переморожены канализация и система теплоснабжения.

К тому времени в семье Владимира Артемьева родился первенец. Жить в таких условиях было невозможно, поэтому молодая семья переселилась сначала в микрорайон ЯГУ, где у супруги было право на комнату в общежитии, а потом в поселок Верхнемарково. Родителей Владимира уже не было на свете, и все имущество было завещано ему и его младшему брату.

С конца 2002 года Владимир стал обращаться в УМП ЖКХ «Речники» с просьбой о переселении. Ему предложили жилье по договору найма, но он отказался, так как оно было в плохом состоянии.

А размороженный дом по улице Новой сначала обслуживался муниципальным предприятием. Потом оно было ликвидировано собственником — администрацией Усть-Кутского муниципального образования, и дом перешел на обслуживание унитарного муниципального предприятия «Речники». А в апреле 2004 года («когда собственники квартир уже бросили их» – как гласят документы) дом был передан на обслуживание ООО «Прогресс-Сервис». В апреле того года дом был признан аварийным.

Зачем же ООО взяло это полуразрушенное строение на обслуживание? Учредитель этой обслуживающей компании Михаил Касаткин вспомнил, что этот дом не единственный, переданный тогда предприятию. К 2006 году в этом доме «…системы отопления, водоснабжения, электроснабжения отключены, вырезаны трубы теплотрассы, внутри дома отсутствуют полы и санитарно-техническое оборудование».

Жителей вскоре переселили, а дом был разобран через пару лет, по остаточной цене выкуплен у администрации и вывезен.

Вопросами расселения жильцов этого дома занималось МП ЖКХ «Речники».

Многие жители злополучного дома получили квартиры. А вот интересы некоторых собственников почему-то были проигнорированы – в том числе интересы Владимира Артемьева и его брата.

Дом передан, но не состоит

Младший брат Артемьева с того времени живет в подвале, имея прописку в том самом доме, которого давно уже нет. А Владимир с тех самых пор ходит по судам, требуя жилплощадь взамен той, которую разморозили обслуживающие организации. «Хотя бремя содержания квартир лежит на собственниках, а не на муниципальном образовании или организации жилищно-коммунального хозяйства, причиной создания условий, при которых жильцы вынуждены были уйти из дома, стало бездействие организаций, обслуживающих водопроводные, тепловые и канализационные сети дома», — такой вывод сделал Усть-Кутский городской суд.

20 июня 2007 года суд выносит решение: обязать УМП ЖКХ «Речники» предоставить Артемьеву Владимиру Пантелеевичу на праве собственности в возмещение ущерба благоустроенную квартиру не менее 22,8 кв. м общей площади.

Казалось бы, справедливость восторжествовала! Но через год судебный пристав постановил: исполнительное производство окончить, исполнительный документ возвратить взыскателю. Объяснялось это тем, что должник — МП ЖКХ «Речники» — приобрести жилое помещение для взыскателя не имеет возможности, так как признан несостоятельным (банкротом).

Владимир, конечно, очень расстроился, но не сдался. Обратился в городскую администрацию. Там ему указали, что «согласно передаточному акту (от 10 июля 2007 года) безвозмездно передаваемого имущества, находящегося в муниципальной собственности УКМО, в муниципальную собственность городского поселения, жилой дом по улице Новая не значится. Собственник жилого дома СМУ-4 данный дом в муниципальную собственность не передавал».

Владимир не может понять, как так? В решении суда черным по белому написано: «Справкой от 2 июня 2003 года комитет по управлению имуществом и промышленностью Усть-Кутского муниципального образования подтвердил, что дом по улице Новая, 20 передан в муниципальную собственность и включен в реестр муниципальной собственности. Справка подписана председателем комитета А.Н. Жазбаевой». Куда же делся дом? Возможно, был списан, а потому и передавать было уже нечего. Кстати, заседание суда состоялось 20 июля 2007 года, а имущество из одной администрации в другую было передано 10 июля, т.е. чуть позже. Как отметила председатель КУМИ города, в реестре муниципальной собственности такой дом не значится.

В деле было много бумаг, и некоторые из них друг другу явно противоречили.

Например, нашлась справка, которая категорически противоречила вышеприведенной: 25 ноября 2003 года тот же комитет за подписью того же должностного лица выдает справку, прямо противоположную по содержанию, и сообщает, что дом по улице Новая, 20 в реестре собственности муниципального образования не числится. Как все это понять? Да никак. Спишем все на безответственность. Во всем этом важно лишь одно: «Собственникам был причинен ущерб, который должен быть возмещен в соответствии со статьей 1064 ГК РФ».

Владимир привел нас на место, где стоял его дом. Теперь здесь чисто поле.

Выход есть. Но есть ли силы?

– Никогда бы не подумал, что со мною может такое случиться. Раньше был уверен, что выиграю иск, но теперь понимаю, что с нашей государственной системой трудно бороться. Но я хочу вернуть жилье, которое принадлежит мне по праву, — настаивает Владимир. Его легко понять: у рядового россиянина всего богатства — квартира. Особенно когда дети подрастают.

— Я трижды писал президенту, обращался в правительство Иркутской области, к уполномоченному по правам человека, но никто мне не помог, — вздыхает Владимир. — Все мои жалобы возвращаются в нашу администрацию. Бюрократическая машина так работает. На последнем заседании суда вроде бы признали этот дом своей собственностью, но я от этого ничего не выиграл.

Есть ли у Владимира Артемьева хотя бы малейший шанс? Оказалось, малейший, призрачный – есть.

Юрий Чивтаев, который был председательствующим на том суде, посоветовал истцу обратиться в прокуратуру. Есть решение суда, которое вступило в законную силу, но не выполнено. Все остальное (был собственник, не было) — только пустые разговоры и бесполезная переписка. Не помогут в Усть-Куте – обращаться в областную прокуратуру. Кстати, Юрий Иванович даже вспомнил Владимира и искренне посочувствовал ему.

В ответе, датированном уже 20.11.2017 г., подписанном заместителем министра строительства, дорожного хозяйства Иркутской области, тоже говорится о том, что В. П. Артемьеву следует обратиться в органы прокуратуры, так как «в соответствии с частью 2 статьи 1 ФЗ от 17 января 1992 года №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» органами прокуратуры осуществляется надзор за исполнением законов и соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления, должностными лицами органов местного самоуправления». Другое дело, остались ли у человека силы бороться за свои права?

Владимир часто думает о том, что родители оставили ему квартиру, надеясь на то, что он ее сохранит и там будут жить их внуки. Вот уже старшего сына нужно отправлять в Усть-Кут на обучение, а жить негде. Квартира была бы как нельзя кстати. Неизвестно, как сложилась бы судьба младшего брата Владимира, если бы у него была крыша над головой. Может, он не превратился бы в бомжа и не ночевал в подвале, имея прописку в давно не существующем доме.

Если бы чиновники нашей исполнительной власти задумывались о том, что за подписанной ими бумагой часто стоит конкретный человек, решается его судьба, может быть, были бы повнимательнее.

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

С кого ему спрашивать, если чиновники кивают на разорившееся предприятие? В редакцию «МК Байкал» обратился житель Усть-Кутского района Владимир Артемьев, имеющий на иждивении семерых детей (в том числе троих приемных), и попросил помочь разрешить его многолетнюю проблему — получить равноценное…

Комментарии