Меню

Озеро Байкал: зона рискованной «Экологии»…

Уберут ли с Ольхона дерьмо перед запуском золотых рыбок?

Иркутская область возвращается к решению своих экологических проблем точно так, как ослик бежит по кругу за вожделенной морковкой – и морковка никогда ему не достается. Бедный ослик – и бедные жители Приангарья, которые ждут не дождутся решения экологических проблем! Кто-то скажет, что это веяние времени, поскольку денег нет. Но практика показывает обратное: деньги есть, нет здоровой инициативы и политической воли, которая бы сдвинула ситуацию с места. 

Озеро Байкал: зона рискованной

Сегодня на федеральном уровне заявлен крупный национальный проект «Экология», который позволит городам и весям «подобрать хвосты». В проекте есть и отдельная большая подпрограмма по Байкалу, за которую на месте отвечает губернатор. Но что толку давать денег, если давай не давай, ослик за своей проблемой-морковкой все бредет и бредет…

76 вечных проблем

Примером отсутствия деятельной инициативы может служить история с утилизацией отходов БЦБК: деньги есть, но вы, граждане родного региона, все равно держитесь — потому что программа утилизации неимоверно тормозит. Где скрывается этот тормоз, можно определить без труда, достаточно прочесть интервью руководителей подрядчика – «Росгеологии», которые прямо заявляли, что для них были пренеприятнейшим открытием разрушенные очистные БЦБК и разрушенная железнодорожная ветка. Ответственные за исполнение программы утилизации губернатор и правительство пропустили эти прискорбные факты мимо своего внимания. Теперь программа утилизации, которая должна была завершиться к 2020 году, начинает свою работу сначала – нужен адекватный ситуации проект. Велика вероятность того, что проект утилизации вернут «наверх», в Москву. К этому все идет — общественность требует заняться решением проблемы, депутаты требуют проверить исполнение программ, а в Госдуме по инициативе депутата Николаева собираются рассмотреть проекты, годные для программы утилизации.

БЦБК. Фото: photo.igm.nsc.ru

Сегодня в зеленом мейнстриме нацпрограмма «Экология», которая работает в рамках исполнения пресловутых майских указов президента о национальных целях и стратегических задачах России до 2024 года. В программе 11 направлений, в том числе «Чистая страна», «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами», «Инфраструктура для обращения с отходами I и II классов опасности», «Чистый воздух», «Чистая вода», «Сохранение лесов». Одно из направлений называется конкретно: «Сохранение озера Байкал».

Общее финансирование нацпрограммы — 4 трлн руб., причем более 3 трлн – из внебюджетных источников. Из федерального бюджета будет направлено около 700 млрд рублей. При этом финансирование существующих федеральных программ останется неизменным. 19 сентября 2018 года на заседании проектного комитета было отмечено, что финансирование будет строго контролироваться, при этом сами федеральные проекты могут быть гибкими и предусматривать механизмы перераспределения средств внутри проекта в зависимости от обстоятельств.

24 сентября паспорт проекта был принят, и началась разработка 11 направлений. Регионы должны были выйти со своими предложениями. Иркутская область вышла – с 76 предложениями и объектами. Губернатор Сергей Левченко на встрече с министром природных ресурсов и экологии РФ Дмитрием Кобылкиным предложил включить в нацпрограмму 76 мероприятий и объектов общей стоимостью 54,8 миллиарда рублей, из которых на проект «Сохранение озера Байкал» — 41 миллиард (правительство региона включило туда 32 мероприятия). Предполагается, что 45,9 млрд – средства федерального бюджета, остальное – софинансирование из консолидированного бюджета региона.

На что же Иркутская область хочет получить деньги? Да все на то же: на строительство и реконструкцию канализационных очистных сооружений, на приемные пункты загрязненных вод, на строительство берегоукрепляющих сооружений, рыбоводный завод в Ольхонском районе, создание передвижных рыбоводных пунктов и так далее. Не забыта и ликвидация отходов БЦБК – при том, что деньги, уже выделенные на ликвидацию отходов по работающей федеральной программе, еще не освоены. Ликвидация отходов БЦБК названа одним из самых важных мероприятий. Хочется спросить, когда же это кончится?

«Долгая песня»

Одна из основных точек приложения сил, судя по заявлениям правительства региона, – город Байкальск.

5 октября Сергей Левченко заявил журналистам, собравшимся на фестивале «Байкальская пресса», о том, что ликвидация отходов БЦБК — это «долгая песня», как бы отодвинув на задний план проблему, на которой совсем недавно областное правительство активно пиарилось, бодро докладывая народу, что все движется своим чередом. Но подход, который предложили региональные власти, возмутил общественность как неэкологичный – при отсутствии безопасной технологии вывозить отходы ближе к Иркутску. И теперь правительство решило ударить по общественному мнению пиаром на тему промплощадки БЦБК. Наряду с ликвидацией отходов БЦБК область включила в список предложений и ликвидацию объектов на промплощадке, заявив, что это также приоритетная задача. Губернатор сообщил, что Иркутская область в 2019 году выделит 95 млн рублей на обследование промышленной площадки Байкальского целлюлозно-бумажного комбината – собственники, по словам Левченко, не оставили никакой технической документации. Наконец, будет создан проект сноса технологической махины и начнутся работы.

А уже потом, когда «долгую песню» ликвидируют и промплощадку снесут, вместо устаревшей ТЭЦ построят современные, после чего Байкальск расцветет пышным туристическим цветом. Когда конкретно это произойдет, непонятно. Слабым, но все же ориентиром служит заявление о том, что область уже вложила 123 миллиона в туристическую инфраструктуру Байкальска в ожидании туристической прибыли. Но когда это все же случится? Сегодня город живет без горячей воды и «моется из чайника», по выражению общественницы Таисы Барышенко. Это продолжается уже не первый год.

— У нас упал уровень жизни, по 6 месяцев нет горячей воды, мы живем как в деревне. С миллиарда, выделенного на 2018 год, хоть бы что-то на реконструкцию нашей ТЭЦ пустили! Левченко выбрали, он обещал новые теплоисточники — и ничего нет, — эмоционально заявила байкальчанка на общественных слушаниях в сентябре этого года.

Уважаемая Таиса Степановна, теплоисточники губернатор обещал потом, после «долгой песни», в качестве вишенки на торте. Так что запасайтесь крепкими чайниками.

Напомним, что в августе 2017 года губернатор Сергей Левченко во время поездки в город Байкальск заявил о передаче ТЭЦ (БЦБК) из муниципальной в региональную собственность в 2018 году, а полномочный представитель президента Сергей Меняйло сообщил, что по плану вкладывать в ТЭЦ начнут в 2018 году, и пока «регион не проведёт модернизацию ТЭЦ, она так и будет на слуху». Проблемы с ТЭЦ переросли статус частных и стали общегородскими, собирая митинги. Байкальчане в августе 2017 года подписали обращение к президенту России Владимиру Путину, в котором жаловались на бездействие региональных властейНа форуме в Сочи в 2018 году губернатор заявил, что региональное правительство намерено заменить ТЭЦ на два теплоисточника на пеллетах, которые резиденты злосчастного усольского ТОРа-ТОСЭРа собирались производить, но не знали, куда сбывать. Однако же кто разрешит построить две новых котельных там, где строить запрещено? Дело зависло, и теперь, вероятно, надолго. Пока региональная власть продолжает латать дыры, которые образуются при эксплуатации изношенной и прожорливой промышленной ТЭЦ.

Рыба будет, а канализация?

А теперь давайте взглянем на ситуацию с водоснабжением и водоотведением в населенных пунктах ЦЭЗ – центральной экологической зоны Байкала, в том числе и в Ольхонском районе, территория которого попадает в нацпрограмму «Экология». Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура вынесла предписание главам муниципальных образований, расположенных в центральной экологической зоне Байкала, создать в населенных пунктах водоснабжение и водоотведение. На оформление одной санитарной зоны скважины требуется 300 тысяч рублей. Каким образом нищие муниципалитеты наскребут денег на водоснабжение с водоотведением, остается загадкой. Есть ли у правительства намерения поучаствовать в этом? Это сложная проблема, решение ее требует значительных усилий.

Для Ольхонского района, особенно для острова Ольхон, водоотведение и канализование при существующем обилии турбаз является одной из главных проблем – ибо территория набита туристами зимой и летом, но при этом — особо охраняема и строить там нельзя. Однако власти Приангарья, которые никак не решают одну из главных проблем Ольхона, решили заняться там рыборазведением. И это на острове, который требует немедленного решения более насущных проблем и живет под угрозой экологической гибели, теряя под напором туристов и турбаз целостность своей экосистемы! 23 октября ТАСС сообщило, что министр сельского хозяйства Илья Сумароков проанонсировал намерение: «Губернатор встречался с министром природных ресурсов России. Мы как раз подготовили наше предложение по строительству выростных прудов. Это в принципе небольшие инвестиции. Поскольку в Иркутской области нет ни одного рыбзавода, мы считаем, что это в качестве первого этапа было бы хорошее решение».

Сумароков сообщил журналистам, что ученые (какие – не уточнил) по заказу министерства подготовили рыбоводное биологическое обоснование, в котором указано, что пруды на самом крупном байкальском острове Ольхон строить целесообразно. Видимо, постольку, поскольку там уже был рыбзавод. Власти Иркутской области рассчитывают, что проект будет включен в ФЦП в 2019-2020 гг. и получит федеральное финансирование в рамках проекта «Сохранение озера Байкал». Но если на острове Ольхон строить нельзя – именно поэтому там и нет никаких очистных сооружений, то как же там собираются вести масштабные работы по устройству рыбзавода и прудов? Хотелось бы понимать, какая научная и законодательная база лежит в основе проекта этих самых прудов.

Так выглядит ольхонский рыбзавод. Фото: golos.io

До сей поры все, что касалось Ольхона, отдавалось региональным правительством на откуп туризму и прокуратуре, контролирующей туризм – вроде как бизнес доход с острова имеет, вот пускай сам и разбирается. Теперь нацпрограмма вынуждает региональные власти вмешаться в жизнь Ольхона. Но будет ли что-то еще, кроме красивого «рыбного» проекта, который дает неплохой внешний эффект и так подходит для пиара? Это вам не утилизация отходов промышленного предприятия и не обеспечение города теплом и уж конечно не решение «грязного» вопроса с канализованием и водоотведением на отдельно взятом заповедном острове. Но все-таки хотелось бы понимать, уберут ли с острова дерьмо перед запуском золотых рыбок.

Получайте короткую рассылку лучшего в «АПН» — подпишитесь на наш Telegram.

Уберут ли с Ольхона дерьмо перед запуском золотых рыбок? Иркутская область возвращается к решению своих экологических проблем точно так, как ослик бежит по кругу за вожделенной морковкой – и морковка никогда ему не достается. Бедный ослик – и бедные жители…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *